Category: общество

Что МГБ СССР обнаружило в детдомах

60 лет назад, в 1959 году, произошло невиданное для СССР событие: дети из разных детдомов начали писать руководству страны, сообщая, что порядки в некоторых из этих учреждений мало отличаются от порядков в концлагерях. Причем при проверках факты подтвердились. Но, как оказалось, для советских руководителей все это отнюдь не было новостью.

Светлана Кузнецова

«Дети ходили по деревням, занимаясь нищенством»

Во многих обычных детских домах, в отличие от образцовых (на фото), проверяющие обнаруживали недостаточное питание детей и обилие разнообразных болезней (Фото: РГАКФД/Росинформ/Коммерсантъ)
Во многих обычных детских домах, в отличие от образцовых (на фото), проверяющие обнаруживали недостаточное питание детей и обилие разнообразных болезней (Фото: РГАКФД/Росинформ/Коммерсантъ)

Просматривая описи архивных дел советской эпохи, волей-неволей обращаешь внимание на одну закономерность. Практически ежегодно партийные органы, ЦК ВЛКСМ или различные госучреждения проводили проверку состояния дел в детских домах. По итогам рейдов составлялись обширные отчеты, где описывались обнаруженные недостатки и указывались принятые меры для улучшения ситуации. Как правило, в принимаемых потом решениях высоких инстанций говорилось о наказаниях виновных и выделении дополнительных средств, мебели, одежды и, главное, продуктов для детей.

Детдомов в столице, областных городах и при крупных заводах и комбинатах эти решения, как правило, не касались. Там поддерживался должный порядок, а потому снимки их воспитанников часто публиковали в газетах и журналах. Образцовые детские дома с гордостью показывали иностранным делегациям. Однако стоило отъехать от столицы и крупных городов, как оказывалось, что при очередной ежегодной проверке в детдомах выявлялись абсолютно те же недостатки, что и в предыдущие годы, и столь же значительные, как и прежде.

Самым же примечательным было то, что нарушения всех возможных видов длились в некоторых детских домах годами, несмотря на то, что их регулярно проверяли районные, областные и прочие чиновники. О том, почему регулярные проверки ничего не дают, говорилось в докладе МГБ СССР, составленном в 1951 году после очередной массовой проверки детдомов в нескольких областях и автономных республиках РСФСР:

«В течение 1950-1951 гг. вскрыто 154 случая хищений социалистической собственности в детских домах;

к уголовной ответственности привлечено 296 человек, в том числе 64 директора детских домов.

Ущерб, причиненный преступниками государству, составил около 3 миллионов рублей».

Впечатляли и суммы похищенного в отдельных детских домах:

«В Башкирской АССР в апреле с. г. привлечены к уголовной ответственности директор Белорецкого детского дома Гудим и 5 служащих за расхищение продуктов питания, одежды и денежных средств, принадлежащих детскому дому. Ими похищено и разбазарено денежных средств и материальных ценностей на сумму 171 тысячу рублей.

В Новосибирской области в марте с. г. арестован директор Маслянинского детского дома Куклин и 4 человека его подчиненных. Преступники брали в магазине сельпо лично для себя водку, промышленные и продовольственные товары, на что выписывались фиктивные фактуры, по которым детским домом уплачивались деньги, а продукты списывались как израсходованные на питание детей. Таким путем было украдено материальных ценностей на сумму 57.256 рублей».

Похожие преступления совершались во всех частях страны:

«Директор Шиховского детского дома №139 Кировской области Пуртов присвоил 60.320 рублей. В этом же детском доме были украдены специально созданные излишки мануфактуры на сумму 27 тысяч рублей. Расхищались продукты питания, предназначенные для детей. Всего похищено денег и материальных ценностей на сумму свыше 105 тысяч рублей...

В Вологодской области в июне с. г. привлечены к уголовной ответственности повара Петриневской спецшколы Пронякова и Пичугина, которые занимались хищениями продуктов питания, предназначенных детям. Вследствие систематического недоедания дети ходили по деревням, занимаясь нищенством».

Как сообщало МГБ, в разных областях и республиках воспитанники недоедают потому, что детдомам местные снабженческие организации недодают продукты:

«В Татарской АССР детские дома систематически недополучают от райпотребсоюзов планируемые им продукты питания. Так, в апреле с. г. 44 детским домам было отпущено лишь 12,5 тонн мяса вместо 30 тонн, сметаны — 1113 кг против 6.586 кг, сахара — 13.942 кг против 22.185 кг, рыбы — 6.957 кг вместо 19.255 кг, масла сливочного 8.688 кг против 17.038 кг. В мае с. г. по данным 56-ти детских домов ими недополучено от райпотребсоюзов около 13 тонн макарон, 21 тонна сахара, более 15 тонн творога».

«Лишали детей обеда, ужина и даже ночлега»

Как только некоторые директора детдомов оставались без контроля и присмотра, подведомственные им учреждения становились похожими на притоны беспризорных (Фото: РГАКФД/Росинформ/Коммерсантъ)
Как только некоторые директора детдомов оставались без контроля и присмотра, подведомственные им учреждения становились похожими на притоны беспризорных (Фото: РГАКФД/Росинформ/Коммерсантъ)

В том же документе рассказывалось и о прочих нарушениях, выявленных в ходе проверок и следствия:

«В процессе расследования дел о хищениях установлены также серьезные недостатки в воспитательной работе в детских домах, факты избиения детей, издевательств над ними.

В Молотовской области в Баклушинском детском доме воспитательная работа находилась в неудовлетворительном состоянии, учеба должным образом не была организована. Директор этого детского дома Каменских и некоторые другие сотрудники склоняли подростков-девочек к сожительству.

В Кировской области в мае с. г. арестованы директор Березовского детского дома №77 Солоницына Н. И., член ВКП(б) и мать директора — бывший инструктор по труду этого детдома Солоницына А. С. Солоницына и воспитатели детского дома Шихова и Киселева систематически лишали детей обеда, ужина и даже ночлега за различные проступки, применяли рукоприкладство. Солоницыны за счет детского дома создали и содержали личное хозяйство: имели корову, свиней, овец, купили дом. Заготовку сена для личного скота они производили силами работников детского дома и воспитанников.

В Красноярском крае в июне с. г. привлечены к уголовной ответственности директор Артековского детского дома Шестаков, который применял рукоприкладство, оставлял детей без пищи, эксплуатировал их в своем личном хозяйстве и на уборке квартиры. Он же совместно с другими работниками детского дома расхищал продукты питания и одежду».

МГБ отмечало, что проводимые на местном уровне проверки ничего не выявляют:

«Со стороны некоторых отделов народного образования отсутствовал должный контроль за работой детских домов, ревизии проводились редко и иногда недоброкачественно.

Вследствие недостатков в работе ревизорского аппарата Свердловского Обл.ОНО растраты и хищения в детских домах этой области составили в 1949 году 109 тысяч рублей, в 1950 году — 198 тысяч рублей и за первый квартал 1951 года 37 тысяч рублей.

Аналогичное положение с ревизиями и в Приморском крае, где за 7 месяцев 1951 года ревизии проведены всего в 13 детских домах, в которых установлено хищений и растрат на сумму 149 тысяч рублей и незаконных расходов 338.500 рублей».

В докладе говорилось и о причинах настолько низкой эффективности проверок:

«В Томской области в январе с. г. привлечен к уголовной ответственности директор Зырянского детдома Игнатов и другие, всего 4 человека. Преступники расхищали мануфактуру, обувь, носильные вещи, постельные принадлежности, которые списывали, как изношенные. Всего ими расхищено государственных средств на сумму 148 тысяч рублей. Врачебная комиссия установила, что питание детей в этом детском доме было организовано плохо, вследствие чего оказалось истощенных детей 31 человек. Следствием установлено, что Зырянский детский дом в июле 1950 года проверялся заведующим сектором Томского Обл.ОНО — Юнак, который никаких злоупотреблений не вскрыл, так как в момент ревизии получил от Игнатова взятку: 80 килограммов продуктов (сахар, мед, крупу, муку), носильные вещи и комплект постельного белья».

Но охватить проверкой всю страну не могло даже МГБ, а потому в докладе указывалось:

«Факты хищений государственных средств, материальных ценностей и ненормальных явлений в содержании и воспитании детей имели также место в детских домах Челябинской, Рязанской и Кемеровской областей».

В непроверенных же областях все продолжало идти неизменным путем. Впрочем, как и в проверенных.

«Поставила на колени в изоляторе»

Сироты просили главу советского государства позаботиться о том, чтобы их хотя бы не били (Фото: РГАКФД/Росинформ/Коммерсантъ)
Сироты просили главу советского государства позаботиться о том, чтобы их хотя бы не били (Фото: РГАКФД/Росинформ/Коммерсантъ)

Перемены в положении воспитанников детских домов начались в 1959 году, после того как глава советского государства маршал Ворошилов получил письмо из Словенского детского дома Толочинского района Витебской области, в котором четырнадцатилетняя сирота описывала свою кошмарную жизнь:

«Дорогой Климент Ефремович Ворошилов, у меня папы и мамы нет, они умерли. Я с братиком нахожусь в детском доме в настоящее время, но нам здесь плохо. Братишку моего, Рымкевича Олега, почти каждый день бьют и крутят за уши. Однажды Ева Ефимовна его набила, и он побежал домой пешком, к бабушке, за 24 километра, я за ним вместе с директором Виктором Семеновичем ездила домой к бабушке. Ева Ефимовна продолжает его бить. Вчера его били за то, что он разорвал маечку во время игры, сегодня за то, что не пошел в лес. А за то, что я заступаюсь за братика, и мне попадает часто от Евы Ефимовны розгой, и она меня обзывает всякими плохими словами. Ева Ефимовна бьет не только моего братика, но и других ребят, как Валерика Позняка била и замыкала в подвал под изолятором, а вчера крепко била Буева, Николаева, Ковзика и голеньких поставила на колени в изоляторе. Они были без обеда. Била крепко девочек, Дурейку и Голубцову, раздевала их голеньких и замыкала в спальне. Бьет крепко детей Леангина Марьяновна, как на днях она крепко набила Шпудейку, раздела его голого, даже без трусов и майки, водила по спальням девочек, а затем в группе крепко била. Часто малышам не дают кушать, особенно Гуриновичу Саше. Дорогой Климент Ефремович Ворошилов, прошу Вас, обратите на это внимание, чтобы нас больше не били».

Письмо не оставило Ворошилова равнодушным, и в детдом отправилась комиссия Верховного совета СССР, о результатах работы которой Ворошилову доложили:

«В результате проверки на месте жалоба полностью подтвердилась.

Более того, были установлены и другие факты бесчинства администрации детдома.

Необходимо отметить, что проверкой этого детского дома занимались до этого неоднократно местные, республиканские и другие организации, признававшие, что положение в детдоме нормальное и что он "педагогическими кадрами обеспечен". Бюро ЦК КП Белоруссии приняло по этому вопросу постановление об антипедагогических методах воспитания детей в Словенском детском доме Витебской области. За неудовлетворительное руководство детскими домами Министру просвещения БССР тов. Ильюшину И. М. сделано указание, заместителю Министра просвещения тов. Мурашко Н. Е. объявлен выговор с предупреждением, заведующему отделом школ ЦК КП Белоруссии тов. Капичу Н. Ф. указано на необходимость усиления контроля за деятельностью Министерства просвещения БССР по руководству детскими домами. Приняты меры по наведению порядка в снабжении детских домов продуктами питания, устранении недостатков в медицинском обслуживании воспитанников детских домов и т. п. Лица, непосредственно виновные в развале работы детского дома и насаждении антипедагогических методов воспитания детей, понесли соответствующее наказание».

Такое случалось и раньше, но в отличие от множества прежних случаев и письмо девочки, и результаты расследования опубликовали в центральных газетах, и детдомовцы решили, что их наконец-то кто-то сможет защитить. Ворошилову потоком пошли письма сирот.

Из ежегодных докладов о нарушениях в детдомах члены высшего советского руководства знали, что дела там обстоят неблагополучно, но чтобы все было настолько плохо, не предполагал даже Ворошилов, долгие годы после отстранения от военных дел курировавший то, что теперь именуется социальной сферой.

Но что мог сделать глава государства? Найти для тысяч детских домов кристально честных директоров? Или напугать нечестных массированной проверкой? Но все уже давно усвоили правила игры, и, судя по сохранившимся в архивам докладам, с началом 1960-х годов ситуация в детдомах начала выглядеть лучше, потому что их стали проверять значительно реже.

Соединённые Штаты во Второй мировой войне: цифры, факты

Во Второй мировой войне приняло участие 16,1 млн. американцев, свыше 291 тысяч человек пали на полях сражений.
***
Наивысшая награда военнослужащего американской армии – медаль Конгресса (Congressional Medal of Honor). Человек, удостоившийся такой награды, является частью национальной и мировой истории. В его честь называют общественные организации, различные строительные объекты и даже населённые пункты.
Правительство наградило медалями Конгресса 440 человек (250 – посмертно). 301 героев служили в регулярной армии (Army), 57 – на флоте (Navy), 81 – в морской пехоте (Marine Corps) и один в береговой гвардии (Coast Guardsman).
Обладатели медали Конгресса очень не любят выделять себя на фоне других солдат. Они считают, что все без исключения американцы сражались достойно и мужественно.
***
Огромный вклад в общую победу внёс американский автопром. За годы войны Штаты поставили Советскому Союзу 152 тысячи грузовиков Studebaker. Эта машина решила проблему плохих дорог, обеспечила быструю и надёжную перевозку людей, продовольствия и боеприпасов.
Контракт, заключённый американским правительством с компанией South Bend, производившей грузовики, занимает 28-е место в списке самых дорогих военных контрактов в истории Соединённых Штатов.
***
Атака японцев на Перл-Харбор продолжалась 110 минут. За это время 2,335 американцев погибли и ещё 1,143 получили ранения. Основной целью японцев являлись авианосцы, однако три из них находились в море, поэтому бомбардировкам подверглись боевые корабли.
***
Высадка десанта в Нормандии стала крупнейшим морским сражением в мировой истории. Операция планировалась 13 месяцев. В первый день (американские историки называют его D-Day) союзники потеряли 10 тысяч человек. Ещё 30 тысяч получили ранения.
***
Одним из самых изнурительных сражений Второй мировой войны для американцев стала битва за японский остров Иводзима. Главная проблема заключалась в том, что японцы очень умело использовали длинную систему пещер и туннелей. В ходе пяти недель сражений остров был взят ценою жизней 6,821 американцев.
***
Успехи американцев в годы войны во многом объясняются блестящим командованием в ходе североафриканской кампании. Историки считают генерала Джорджа Паттона и его заместителя Омара Брэдли одними из лучших стратегов за всю историю войн.
***
Одним из самых эффективных стрелковых оружий мировой войны стала американская винтовка M1 Garand. Она была проста в использовании, легко перезаряжалась и практически никогда не давала сбоев. Стоимость производства винтовки M1 Garand в годы войны – $85. Она активно использовалась военнослужащими США до 1963 года и охотниками до конца 70-х.
***
Самым юным военнослужащим США стал 12-летний Кэлвин Глэм, получивший тяжёлое ранение на фронте. Во время призывной кампании он дал ложные данные о своём возрасте. Глэма даже хотели судить, однако Конгресс снял с него все обвинения.
***
Бюджет Департамента обороны США за годы Второй мировой войны вырос с $1,9 до $59,8 млрд. Жалованье американских солдат составляло $21 в месяц в 1941 году, но уже в 1942 году было повышено до $50.
***
В общей сложности, за годы войны Штаты произвели для нужд армии 650 тысяч автомобилей Jeep, 300 тысяч самолётов, 89 тысяч танков, 3 млн. пулемётов и 7 млн. винтовок.
***
Больше всех наград собрал 442 полк американской армии, состоящий из волонтёров японского происхождения. Его служащие получили 4,667 медалей высшего достоинства.
***
Любопытно, что ещё в 30-х годах Соединённые Штаты обладали одной из самых маленьких армий мира. В ней числилось всего 130 тысяч человек.
Для сравнения, Чехословакия, Польша, Испания и Румыния в те времена обладали более мощными армиями. К концу Второй мировой войны Штаты имели одну из сильнейших армий мира, которая является таковой и по сей день.
***
Поскольку одной из главных проблем любой войны является нехватка продовольствия, американское правительство запустило масштабную программу «Сады победы» (Victory Gardens). Её суть заключалась в том, чтобы выращивать фрукты, овощи и травы везде, где только возможно и в максимальных количествах.
Раскручивалась программа очень умело. Власти помогали фермерам сельскохозяйственными инструментами, а радио и газеты с утра до вечера рассказывали секреты сбора успешного урожая.
Американский народ настолько увлёкся выращиванием трав, овощей и фруктов, что к маю 1943 года в Штатах появилось аж 18 млн. «садов победы». Люди разбивали грядки на крышах собственных домов, в старых автомобилях и повозках. К самой еде относились очень бережно. Излишки выращенных продуктов консервировали и оставляли на зиму.
«Сады победы» помогли американцам не только справиться с голодом, но и снять психологическое напряжение. Эта замечательная программа продемонстрировала, что трудолюбивый американский народ способен решить любую задачу.
***
Весной 1942 года правительство установило лимиты покупок и ввело талоны на еду, одежду, топливо и многие другие вещи. Жители получали всё самое необходимое, однако отказывались от излишеств.
Отдельные талоны выдавались на мясо, сахар, топлёный жир, масло, фрукты и овощи, которые считались жизненно необходимыми продуктами.
Национальная кампания по экономии велась под лозунгом: «Нам меньше – им достаточно» (под словом «им» имелись в виду американские солдаты).
***
Для военных нужд Соединённым Штатам требовалось много металла и резины, поэтому в 40-х годах группы волонтёров начали собирать металлолом в деревнях и мегаполисах.
Жители одного из техасских городов дали согласие на демонтаж железной дороги. «Ради победы Америки мы готовы вновь пересесть на лошадей», -  заявили они.
***
Поскольку сотни тысяч мужчин проходили военную подготовку, их места на фабриках и заводах заняли женщины. Из последних получились замечательные сварщики, электрики, заклёпочники.
В это время в США появился сленговый термин «Рози-клепальщица» (Rosie the Riveter), раскрученный благодаря песне с одноимённым названием. Так называли женщин, занимавшихся тяжёлым физическим трудом на заводах и фабриках, но при этом не потерявших своей женственности и привлекательности.
Кстати, «Рози-клепальщица» существовала в реальной жизни. Её полное имя – Роуз Уилл Монро. Впоследствии она стала иконой феминистского движения и прототипом культового плаката «We Can Do It!».
***
После бомбардировок Перл-Харбора президент Франклин Рузвельт подписал указ - Executive Order 9066, - следствием которого стали депортация и отправка в тюрьмы 120,000 американцев японского происхождения, проживавших на западном побережье (в основном, в Калифорнии).
Это одна из самых тёмных страниц американской истории, о которой историки не любят говорить. В те времена за решётку попадали даже люди, которые никогда не были в Японии, не говорили по-японски и не видели живьём своих японских родственников. Их не спасала даже американская фамилия.
***
Комиссар Ландис, возглавлявший в 1942 году Национальную бейсбольную лигу, написал Рузвельту письмо, в котором попросил приостановить все игры.
Президент раскритиковал Ландиса, отметив, что спорт поддерживает моральный дух американцев.
Тем временем, многие бейсболисты самостоятельно отправились на фронт и великолепно проявили себя в боях. Из них получились отличные лётчики, пулемётчики и, конечно же, метатели гранат. В нескольких случаях бейсболистам удавалось поймать немецкие гранаты и метнуть их обратно во врага.
После войны многие игроки возвращались в спорт даже с ампутированными конечностями.
Наглядный пример – пилот Берт Шепард, потерявший на фронте ногу.
***
Поскольку телевизоры в 40-х годах являлись редкостью, правительство решило показывать поднимающую патриотический дух 10-минутную кинохронику перед каждым киносеансом. Агитационные фильмы  давали ответы на три вопроса: почему Германия жаждет напасть на США, почему каждый американец должен отправиться защищать свою страну, почему Соединённые Штаты обязательно победят всех врагов и станут самым сильным государством в мире.
В 40-х годах Голливуд снимал ежемесячно по одному художественному фильму, названия были соответствующие: «Нацистский агент» (Nazi Agent, 1942), «Диверсант» (Saboteur, 1942) или «Они пришли взрывать Америку» (They Came to Blow Up America, 1943).
***
Опыт военных действий считался одним из гарантов блестящей карьеры в Голливуде. Актёры-ветераны становились лицом нации. Именно так произошло с Кларком Гейблом (1901 – 1960) – авиационным стрелком и Джеймсом Стюартом (1908 – 1997) – лётчиком и командиром. Тысячи американцев записывались на военную службу, чтобы «стрелять как Гейбл» или «летать, как Стюарт».
***
В годы Второй мировой войны основным источником информации в США являлось радио. Перед журналистами стояла непростая задача – держать народ в курсе всего происходящего и поддерживать патриотический дух. Если новости были чересчур пессимистичными, то после них транслировали весёлую танцевальную музыку. На радио работали опытные психологи, которые не позволяли американцам погрузиться в депрессию.
Самым известным радиожурналистом являлся Эдвард Мюрроу – человек с потрясающим «гипнотизирующим» голосом. Его энциклопедические знания, неиссякаемый оптимизм и чувство юмора ценились на вес золота. Многие американцы доверяли исключительно «новостям от Эдди».
Кстати, именно в честь Мюрроу названа школа в Бруклине (и очень немногие ученики это знают).
Развлекал радиослушателей, в основном, оркестр легендарного Гленна Миллера и юморист Боб Хоуп.
***
Национальный музей Второй мировой войны (The National WWII Museum) расположен в Новом Орлеане (Луизиана). Ежегодно он принимает около полумиллиона посетителей со всех уголков планеты.
Здесь можно увидеть множество уникальных экспонатов. Например, легендарный танк Sherman, прославленную шифровальную машинку Enigma, бомбардировщик B-17.
Музей пострадал во время урагана «Катрина», однако ветеранские организации быстро добились ремонта. Несколько лет назад The National WWII Museum получил грант в размере $300 млн. на расширение. Это означает, что интересных экспозиций станет ещё больше.
Если будете в Новом Орлеане – не упустите возможности посетить это учреждение.
Главный в Соединённых Штатах мемориал воинам, погибшим в Нормандии (The National D-Day Memorial), находится в городе Бедфорд (Вирджиния). Он занимает площадь в размере 88 акров и ежегодно принимает более 70 тысяч посетителей.
Любопытно, что установка мемориала планировалась несколько десятилетий. Реализовать задумку удалось только в XXI веке. Летом 2001 года памятник открыл Джордж Буш-младший.
***
Униформа американских солдат, принимавших участие во Второй мировой войне, до сих пор пользуется большой популярностью на сайте E-bay. Одни продают её за ненадобностью, когда разбирают сундуки со старыми семейными вещами, другие коллекционируют и используют во время постановочных сражений.
Цены варьируются от нескольких десятков до тысяч долларов.
Например, самыми дорогими экземплярами являются изрядно потёртые кожаные куртки лётчиков-бомбардировщиков. Иногда за них просят $8 – $10 тысяч.
***
Самым популярным фильмом об участии американцев во Второй мировой войне является «Спасение рядового Райана» (Saving Private Ryan) Стивена Спилберга. Он вышел на экраны в 1998 году, завоевал пять премий «Оскар» и занял 32-е место в списке самых любимых американцами картин всех времён и народов с рейтингом 8,6 / 10 (версия ресурса IMDb).
Картина получилась реалистичной и очень жестокой. Её высоко оценили все американцы, участвовавшие в нормандских событиях и дожившие до выхода фильма. Не понравилась картина только российским политикам и общественным деятелям. Они в один голос заявили: после просмотра «Спасения рядового Райана» молодое поколение подумает, что американцы выиграли войну в одиночку.
***
День победы (9 мая) официально в Америке не празднуется. Объясняется такой подход очень просто: все без исключения ветераны заслуживают уважения и выделять их в особую категорию по типу исторического события несправедливо. Поэтому в Штатах существует День памяти (Memorial Day), когда мы вспоминаем военнослужащих, погибших за Америку (в этом году – 25 мая) и День ветеранов (Veterans Day), когда страна чествует ныне живущих ветеранов боевых действий и активных военнослужащих (в этом году – 11 ноября).
***
С каждым годом список американцев, воевавших во Второй мировой войне, становится короче. Согласно последним данным Департамента по делам ветеранов (Department of Veterans Affairs) численность ныне живущих солдат и офицеров составляет около миллиона человек. Средний возраст участника боевых действий – 96 лет.
Соединённые Штаты теряют по 500 ветеранов ежедневно и этот показатель постоянно ускоряется.
***
Администрация президента отслеживают жизнь каждого ветерана Второй мировой войны, удостоившегося медали Конгресса. Сегодня их осталось всего семь человек. Самый молодой – 89-летний Фрэнсис Курри, ныне проживающий в глубинке штата Нью-Йорк.
Самый пожилой – 94-летний Джордж Сакато из Денвера (Колорадо). Большинство из них редко появляется на публике из-за плохого самочувствия, преклонного возраста и полученных в результате боевых действий травм. Однако каждый имеет эксклюзивное право в кратчайшие сроки связаться с первыми лицами государства.
***
На знаменитом Арлингтонском кладбище (Arlington National Cemetery) похоронены не только ветераны Второй мировой, но и те, с кем они непосредственно сражались – двое итальянцев и один немец, взятые в плен во время европейской кампании.
Это произошло из-за неразберихи в документах, а также сложных правил Женевской конвенции. Впрочем, перезахоронить тела никто не требует.
***
За последние 70 лет Соединённые Штаты приняли более миллиона ветеранов Второй мировой войны из разных стран мира.
По специальным программам в Америку приезжали не только бывшие союзники, но и вчерашние противники – немцы, итальянцы и японцы, которые не были причастны к преступлениям против человечности.
Иммигранты-ветераны получили грин-карты, американское гражданство и внесли неоценимый вклад в мировую историю. Многие из них написали в Америке автобиографии, занялись политической и общественной деятельностью, возглавили ветеранские и пацифистские организации.
***
Так уж повелось, что одним из лучших подарков американским ветеранам Второй мировой войны является бейсболка с надписью World War 2 Veteran. Они пользуются большой популярностью и продаются по цене $10 - $15. Американским героям их любят дарить дети, внуки, правнуки и просто неравнодушные люди.
Также памятные бейсболки часто рассылают ветеранские организации, которых в Америке насчитывается свыше пяти тысяч.  
Бейсболка – это единственное, что ещё может пригодиться каждому пожилому ветерану. Всем остальным, к счастью, государство их обеспечило.
Сегодня прошедшие Вторую мировую имеют право на многочисленные льготы. Они окружены теплом и заботой. Их помнят и уважают.

Солистка группы "АВВА" - дочь немецкого сержанта СС



В 1982 году распалась знаменитая на весь мир группа ABBA. Бывшие участники разошлись каждый своей дорогой. Одна из них, Анни-Фрид Лингстад, смогла даже стать частью швейцарской королевской семьи. Что ей довелось пережить, прежде чем зажить спокойной жизнью? Оказывается, ее рождение было связано с евгеническим проектом Третьего рейха по продуцированию чистокровных арийцев.

Дочь сержанта СС

Во-первых, она была единственной не шведкой в «АВВА». Корни у Анни-Фрид норвежско-немецкие. Ее мать родила дочку в 19 лет от немецкого сержанта Альфреда Хаазе. Родители не были женаты, более того, в Германии у сержанта была семья, но разве это могло быть препятствием настоящему чувству?

Хаазе вскоре перевели в другое место службы и он до семидесятых годов не знал, что у него есть дочь и кто она. Просветили его немецкие журналисты, Анни-Фрид встретилась с отцом, но отношения не сложились.

Чтобы избежать осуждения соседей, юная норвежка, беременная будущей солисткой АВВА, пришла в норвежское отделение проекта «Лебенсборн», где дочь и родилась. Первое время уход за Анни-Фрид был более чем хороший: она родилась от немца у норвежки, а норвежцы принадлежат к арийской расе. То есть Анни-Фрид была арийкой по всем линиям, что для «Лебенсборна» было крайне важно.

Проект, переводящийся как «Источник жизни», был запущен в Германии в 1936 году для продуцирования в промышленных масштабах чистокровных арийских младенцев. Отцами должны были стать прошедшие дополнительный отбор эсэсовцы, что гарантировало качество генетического материала.

«Лебенсборн» ни в коем случае не был притоном или публичным домом — девушки отбирались туда исключительно высокоморальные, а интимная связь служила не удовольствию, а генерации арийцев. Участниц проекта вербовала, в частности, «Лига немецких девушек». Дети росли под тщательным медицинским присмотром, хорошо питались и с определенного возраста получали правильное нацистское воспитание. Матерей арийцев государство тоже не забывало, жили они гораздо лучше средней немецкой семьи. Те, кто рождал особо чистокровных арийцев для «Лебенсборна», награждались Железным крестом со всеми полагающимися привилегиями. Отцы не несли никакой ответственности за потомство, их роль была только в зачатии. Тем более что молодые сильные мужчины нужны были в армии и СС.

По программе «Лебенсборна» в Норвегии родилось порядка 12 тыс. детей, а после изгнания немцев на них и их матерей обрушился гнев норвежского народа. Норвежцы не отличились борьбой с вермахтом и СС, страну покорили за два месяца: начав в апреле, закончили к 16 июня 1940 года. Была в Норвегии своя нацистская партия, идеи нацизма горячо поддержал лауреат Нобелевской премии по литературе Кнут Гамсун.

Не став сопротивляться вооруженным силам нацистов, норвежцы выплеснули гнев берсерков* на женщин и детей. Мать Анни-Фрид была умной, несмотря на молодость, и переехала с дочерью к бабушке в Швецию еще до начала преследований. Но спустя два года она умерла — Анни-Фрид осталась не только без отца, но и без матери. Причем девочка долгое время была не в курсе про свое происхождение в качестве «подарка Гитлеру» — историю раскопали СМИ на пике популярности группы АВВА. Радости в жизнь певицы это не добавило, хотя по ее сценическому образу это и не скажешь.

* Берсерки - это мифологические воины Одина. Вот что о них пишет скандинавский скальд (писатель) 13 века Снорри Стурлусон в "Саге об Инглингах", входящей в цикл саг "Круг Земной": "…и его воины бросались в бой без кольчуги, ярились, как бешеные собаки или волки, кусали свои щиты, и были сильными, как медведи или быки. Они убивали людей, и ни огонь, ни железо не причиняли им вреда. Такие воины назывались берсерками."

Швейцарская принцесса

Петь Анни-Фрид начала в 13 лет. Сначала это были народные шведские песни, потом — каверы на американские шлягеры. Она создает собственную группу, добившуюся локального успеха.

Анни-Фрид вышла замуж в 17 лет, ее первым мужем стал музыкант Рагнар Фредрикссон. У пары родилось двое детей — сын и дочь. После рождения Лисы-Лотты певица расстается с первым мужем. Вторым ее избранником стал в 1969 году Бенни Андерссон. В 1971-м создана «АВВА», еще двумя участниками которой стали Бьорн Ульвеус и Агнета Фельтског. Когда они расстались в 1978 году, родилась печальная и пронзительная баллада «Победитель получает все» — единственный хит в поп-музыке, посвященный не любви, а разводу. В 1981-м расстаются Анни-Фрид и Бенни. «АВВА» распалась и ее участники не согласились воссоединиться даже за $1 млрд, который им, по слухам, сулили в 1990-е.

Анни-Фрид продолжила сольную карьеру, с 1986 года живет в Швейцарии. Здесь в 1992-м выходит замуж за давнего друга, швейцарского принца, с которым прожила вместе 7 лет, после чего потеряла третьего мужа, умершего от рака. А за год до этого дочь певицы, Лиса-Лотта, погибла в ДТП.

Княгиня Анни-Фрид Рёйсс фон Плауэн, как официально зовут бывшую солистку АВВА, занимается экологическими проектами и благотворительностью, дружит с королевской семьей Швеции, продолжая жить в Швейцарии. Анни-Фрид прекрасно выглядит, поддерживая здоровый образ жизни и занимаясь спортом.

Как развязываются судьбоносные войны?

Правильный ответ: каждый раз по-разному. Причём получается не всегда с первого раза.

Например, так.

На заседании Политбюро ЦК ВКП(б), состоявшемся в Кремле 19 августа 1939 года, советский диктатор Иосиф Сталин сообщил своим подельникам, что он больше не может ждать милостей от природы, а посему принял решение взять их у неё силой. В переводе на общепонятный русский язык это означало, что созданная в захваченной большевиками России за два десятилетия экономическая система является абсолютно нерентабельной; что полностью превратить порабощённый большевиками народ в бессловесный скот, питающийся передовицами газеты "Правда", не получилось даже с помощью Большого террора; и что если главари большевистского режима не станут заботиться о своих задницах, то в определённой перспективе вполне может образоваться ситуация, когда за их задницы захотят взяться своими грязными мозолистыми лапами пролетарии и колхозники, науськиваемые представителями не до конца ликвидированной интеллигенции. Поэтому необходимо действовать на опережение, для чего он, Сталин, предлагает захватить и пожрать весь окружающий Советскую империю мир. То есть провернуть ровно такую же операцию, какую однажды им уже удалось осуществить с Россией, но не удалось с соседними странами. Страны эти богатые, барахла и жратвы там тьма-тьмущая, так что лет на двадцать им, большевикам, хватит, да и подконтрольному народу какие-никакие объедки с их барского стола перепадут. А там видно будет. Так что если кто ещё не понял, потому что дурак, – немедленно телеграфируйте в Берлин и пригашайте Риббентропа. Настала пора спускать Гитлера с цепи. Зря мы его, что ли, столько лет дрессировали... О том, что натравленный на медведя волкодав иногда способен вцепиться в глотку и своему хозяину, тот осознаёт лишь в самый последний момент – когда уже поздно пить цинандали и напареули.

Чем всё это закончилось – общеизвестно.

Или так.

На заседании Президиума ЦК КПСС, состоявшемся в Кремле 24 мая 1962 года, советский правитель Никита Хрущёв сообщил своим приспешникам, что он больше не может ждать милостей от Америки, а посему решил показать ей кузькину мать. В переводе на общепонятный русский язык это означало, что советская экономика не работает, сельское хозяйство сдохло, а несознательное население упорно не желает питаться передовицам газеты "Труд" и требует хлеба. Которого взять негде кроме как у проклятых империалистов – США и Канады. Но проклятые империалисты не желают продавать своё зерно за советские рубли, а требуют за него или свои проклятые американские и канадские доллары (которых у нас нет) или золото (которого у нас и так мало). Поэтому в целях принуждения идейных противников к сотрудничеству в деле прокормления первого в мире пролетарского государства придётся провести для них сеанс шоковой терапии под названием операция "Анадырь" – то есть разместить советские баллистические ракеты Р-12 и Р-14 с ядерными боеголовками на близлежащей от них Кубе. Авось, после того как до ихнего Белого дома станет всего три минуты подлётного времени, этот щенок Кеннеди уразумеет – с кем он имеет дело, и будет вести себя соответственно его статусу – плэйбоя, каковым он, собственно, и является. (Этого иностранного слова, впрочем, Никита Сергеевич не знал, поэтому, находясь среди единомышленников, именовал американского президента другим словом – тем, которым спустя полгода назвал скульптора Эрнста Неизвестного и художника Бориса Жутовского, попавшихся ему под горячую руку на печально известной выставке в Манеже.)

Чем закончилась эта идиотская авантюра – также общеизвестно. А ежели кто запамятовал, может воспользоваться поисковой системой Гугель, вбив в неё словосочетание "Кубинский ракетный кризис 1962". До войны, по счастью, в тот раз дело не дошло. В противном случае иудео-христианская цивилизация на планете Земля прекратила бы своё существование ещё 57 лет назад. Коммунизм кончился бы тоже, но это всё же была бы слишком дорогая плата за его уничтожение.

Революции в Бразилии (начало 20 века)

К началу ХХ века в Бразилии политические партии действовали в рамках отдельных штатов и представляли собой олигархические группы республиканского и консервативного направления. Общенациональной была только одна политическая сила – армия. Бразильские военные считали себя единственной силой, ориентированной на национальное единство, социальный прогресс и модернизацию страны, а также выступавшей против иностранного засилья. Армия в 1889 г. свергла монархию и установила в Бразилии республику, но затем передала власть гражданским правительствам, которые правили страной в собственных интересах. Быстрого социально-экономического прогресса не получалось, и в армии зрело недовольство. Политика гражданских политиков под названием «кофе с молоком» означало концентрацию власти в руках элит штатов Сан-Паулу (кофейная олигархия) и Минас-Жерайс (скотоводческая олигархия). Другие штаты к власти на федеральном уровне не допускались. Политика «кофе с молоком» означала забвение исповедуемой армии идеологии прогресса: ни промышленность, ни социальные реформы плантаторам и скотоводам не были интересны.

В 1921 г. между гражданскими властями и армией произошел серьезный конфликт. В преддверии президентских выборов пресса опубликовала письмо якобы от одного из кандидатов, Артуро Бернардиса – представителя кофейной олигархии Сан-Паулу, который имел наибольшие шансы стать президентом. Оно содержало грубые нападки на армию, которая называлась «сбродом» и «бунтовщиками», а маршал Эрмес до Фонсека, бывший (весьма успешный) президент и племянник свергнувшего императора основателя федеративной республики Деодору Фонсеки – «несдержанным сержантом». Судя по всему, письмо было провокацией противников Бернардиса (уж больно грубо оно было составлено), но армия заволновалась: маршал был ее любимцем. Вдобавок Фонсека – действительно, достойный человек и демократ – приказал войскам, расквартированным в штате Пернамбуку, не выполнять приказ президента Эпитасиу Пессоа вооруженной силой поддержать его протеже. В результате маршала посадили в тюрьму.

Этот конфликт привел к началу т.н. движения тенентистов (от португальского tenente - лейтенант). Офицеры, разочаровавшиеся в способности гражданских политиков установить демократию, избавиться от тотальной коррупции и начать индустриализацию, решили сделать это сами. Первым восстанием тенентистов был военный мятеж в столичном форте Копакабана в 1922 г., подавленный с помощью бомбардировок с воздуха и обстрелов из орудий двух линкоров. Более серьезный мятеж разгорелся в июле 1924 г.: гарнизон экономической столицы Бразилии Сан-Паулу восстал во главе с отставным генералом Изидору Диасом Лопесом. Повстанцы выпустили манифест, в котором говорилось: «Мы боремся против нынешней олигархической диктатуры за демократию, за идеалы народа и призываем народ поддержать нас. Вооруженные силы стремятся выполнить свой святой долг - охранить права народа, взять оружие в свои руки, чтобы установить в стране господство закона и справедливости, ограничить исполнительную власть рамками, совместимыми с республиканским режимом». Как видно, цели восставшие военные преследовали благородные, но весьма расплывчатые и неопределенные. Однако восстание поддержали гарнизоны в штате Риу-Гранди-ду-Сул (самом развитом и европеизированным в стране). Одним из руководителей мятежа там стал молодой капитан инженерных войск Луис Карлос Престес. Ему выпало сыграть большую роль в бразильской истории.

Хотя к восставшим примкнуло некоторое количество гражданских, в целом население Бразилии осталось равнодушным к мятежу: уж слишком расплывчатыми были их цели, и непонятными - средства, которыми они собрались достигнуть «господства закона и справедливости». Будучи выбитыми из Сан-Паулу и Риу-Гранди-ду-Сул, несколько тысяч мятежников отступили на запад штата Парана, в район водопада Игуасу, где был создан повстанческий район, отбивавший атаки правительственных войск.

Перед тенентистами встал вопрос: что делать дальше. Продовольствие и боеприпасы кончались, и оставалось либо перейти границу (район Игуасу находится на границах Парагвая и Аргентины), либо прорываться с боем вглубь страны. Капитан Престес активнее всех настаивал на прорыве с тем, чтобы начать маневренную войну во внутренних районах Бразилии. Он доказывал, что угнетенный народ поддержит восстание.



"Непобедимая колонна"
"Непобедимая колонна"

Эта идея была поддержана, и 1500 бойцов прорвали окружение, начав беспримерный марш маленькой армии, получившей название «Непобедимой колонны». Командиром отряда был назначен майор Мигел Коста, начальником штаба – Престес.

«Колонна» с боями двигалась из одного штата в другой – в основном в самой бедной части Бразилии – Нордесте, где тенентисты надеялись поднять на восстание массы населения, но к ним не примкнули даже кангасейро – сельские бандиты Северо-Востока. «Цветное» население Нордесте не понимало призывов к демократии и свержению олигархии; кроме того, «белые» пришельцы, говорившие на малопонятном им диалекте, были местным чужды и неприятны. Участники местных конфликтов (бандиты-кангасейро против жагунсо - наемников фазендейро) воспринимали свои проблемы не как борьбу за социально-политическое переустройство, а как местные дела, в которые нечего лезть посторонним, и отказались принимать помощь повстанцев. Главный религиозный авторитет Нордесте, падре Сисеро, агитировал население региона против мятежников; он встретился с атаманом кангасейро Лампианом и убедил его не поддерживать «колонну». «Колонне» нужны были припасы, а в малонаселенной местности они могли быть только отобраны у нищих крестьян. Это не способствовало симпатия местных жителей к революционерам. Сильно повлияла на отношение крестьян к революционерам бойня в селе Пьянко (штат Параиба). Там популярный священник Аристидес Феррейра возглавил отряд ополченцев, пытавшийся не пустить «колонну»: в бою почти все ополченцы погибли, а падре Феррейра был взят тенентистами в плен и расстрелян (местные жители утверждали, что перед смертью его зверски избивали).



Поход "Непобедимой колонны" (1924-27 гг.)
Поход "Непобедимой колонны" (1924-27 гг.)

Поход «Непобедимой колонны» не удался: после тщетной двухлетней борьбы она была вынуждена уйти в Боливию и Парагвай. Либерально настроенные жители «белого», относительно развитого Юга, недостаточно поддержали тенентистов потому, что те были не партией, а военной группировкой, а их антиолигархическая программа была поверхностной. А попытка вести военные действия в отсталом Нордесте (идея Престеса) с его «цветным», религиозным населением, которое не приняло даже антимонархическую революцию и не доверяло армии, свергшей его любимого императора, была следствием незнания бразильских реалий. Обосновавшись в Аргентине, тенентисты не смирились с поражением, а начали искать выход. Они искали контакты с оппозиционными либеральными группировками, а Престес сблизился с коммунистами.

В 1929 г. ситуация в Бразилии резко обострилась в связи с Великой депрессией: политика правящей олигархии была направлена на помощь только кофейно-молочным магнатам Сан-Паулу и Минас-Жераиса, что вызвало возмущение всех остальных слоев населения. Либеральная буржуазия сформировала Либеральный альянс, во главе которого встал Жетулиу Варгас – губернатор штата Риу-Гранди-ду-Сул. В 1930 г. президент Бернардис расторг альянс с Минас-Жераисом: он решил, вопреки прежней политике, вновь выставить кандидатом в президенты представителя Сан-Паулу. Олигархический альянс распался, и в Бразилии началось общенациональное восстание против паулистских олигархов.

Тенентисты возглавили армию восставших либералов. Престесу, уже получившего лестное прозвище «Рыцарь надежды», Варгас предложил стать главнокомандующим. Совершенно неожиданно тот отказался: к тому времени Престес основательно погрузился в изучение марксизма, и с либералами идти не захотел. Он издал «Майский манифест», в котором изложил свою позицию: «Мы боремся за полное освобождение сельских трудящихся от всякой феодальной и колониальной эксплуатации, за безвозмездную передачу земли тем, кто её обрабатывает. Мы боремся за освобождение Бразилии от ига империализма, за конфискацию и национализацию транспорта, коммунальных предприятий, шахт и банков, за отмену всех внешних долгов! Мы боремся за создание правительства, сформированного из трудящихся города и деревни, которое будет содействовать развитию революционного движения в других странах Латинской Америки и окажется способным уничтожить все привилегии господствующих классов и поддержать программу революции». Это – типичная сектантская декларация в духе примитивного марксизма-ленинизма 1920-х гг. Надо отметить, что за Престесом пошло очень мало участников похода «Непобедимой колонны» - остальные примкнули к Варгасу.

Новые друзья – коммунисты предлагали Престесу выставить свою кандидатуру на президентских выборах 1930 г., но тот отказался: компартия хотела использовать Престеса в качестве послушного знамени, а он – использовать коммунистов как своих послушных солдат. Однако связи с Коминтерном Престес сохранил. Во время подготовки либеральной революции в Бразилии один из либеральных вождей, Освалдо Аранья, привез Престесу деньги на закупку оружия (в Бразилии не сомневались в том, что «Рыцарь надежды» возглавит революцию), но тот деньги взял, и… передал их представителям Коминтерна в Аргентине!

Революция 1930 г. победила: ее поддержало большинство населения. Варгас стал президентом, и большинство губернаторских постов получили тенентисты.



Варгас в окружении соратников
Варгас в окружении соратников

В Бразилии начался период реформ, а Престес отправился в СССР. Там он, формально числясь инженером, посвятил себя изучению марксизма – и налаживая контакты с руководством Коминтерна. Обаятельный бразильский офицер, герой героического партизанского похода, нашел путь к сердцам руководства Коминтерна: в 1934 г. его принимают в бразильскую компартию (в Москве, не спрося самих бразильских коммунистов!) – и вводят в состав Исполкома Коминтерна. В том же году Престес возвращается в Бразилию с женой, германской коммунисткой Ольгой Бенарио, будучи по статусу выше генерального секретаря бразильской компартии Антонио Бонфима. Однако тот факт, что Престес формально не был руководителем партии, его явно не устраивало: он создает легальный Национально-освободительный альянс – формально коалицию коммунистов, одного из профсоюзных центров и массовых молодежных, крестьянских и прогрессивных общественных организаций. Коминтерн признал альянс образцом Народного фронта, хотя он, по сути, был легальной формой компартии, только возглавляемой не Бонфимом, а Престесом.

Альянс, предложивший радикальную левую программу, набрал значительную силу: к лету 1935 г. его членами было около 1,5 миллионов человек (при 37-миллионном населении страны). Это были рабочие, интеллигенция и значительная деклассированная масса (одновременно пополнявшая ряды другой радикальной организации, с противоположными идеями – фашистского Интегралистского движения). Для Престеса главным было сохранившееся восхищение его фигурой среди младшего офицерства, хотя из активных тенентистов его поддержал только бывший командир «Непобедимой колонны» майор Мигел Коста (к тому времени он успел поддержать Варгаса, побыть начальником военной полиции Сан-Паулу, принять участие в восстании паулистов против Варгаса в 1932 г. и отсидеть в тюрьме).

Альянс был запрещен правительством, и особых беспорядков это не вызвало. Однако Престес начал деятельно готовить классический военный путч - и нашел поддержку у руководства Коминтерна, хотя военные перевороты противоречат марксистской теории. Вместе с Престесом, помимо его жены Ольги, в Бразилию прибыла целая команда Коминтерна: Родольфо Гиольди – глава Южноамериканского секретариата Коминтерна, немцы Артур Эверт - представитель бюро Коминтерна в Аргентине и его жена Элиза, и еще несколько кадровых работников всемирной компартии. Генсек Бонфим был отстранен от руководства партии и подготовки путча.

Таким образом, восстание в Бразилии было делом именно Коминтерна, а не бразильских коммунистов. На что рассчитывал Коминтерн – непонятно. Несмотря на авторитет Престеса у части армии и народа, почти все остальные лидеры тенентистов поддерживали режим Варгаса – более того, они находились на действительной службе, а их суммарная популярность была несравненно выше, чем у Престеса. Значит, надеяться на переход большинства армии на сторону восставших было глупо. Профсоюзы вошли в Альянс далеко не все; примерно половина, особенно на «белом» Юге, поддерживала правительство либо фашистов-интегралистов. Крестьяне не восприняли всерьез требования коммунистов раздать им частновладельческие земли: свободных земель в то время в Бразилии было более чем достаточно, и проблемы крестьян были не в безземелье, а в отсутствии инфраструктуры, доступных кредитов, профессионального образования и дороговизне сельхозтехники. А эти проблемы переделом земель не решаются, что понимали не только крестьяне, но и сельские бандиты-кангасейро. Тем более, что главный авторитет для крестьян Нордесте, падре Сисеро, говорил: «Коммунизм был начат дьяволом. Люцифер - его имя, а распространение его учения - война дьявола против Бога. Я знаю коммунизм и знаю, что это зло. Это продолжение войны падших ангелов против Творца и Его детей».

Режим Варгаса подавил сепаратизм, отстранил от власти олигархию, принял законы о 8-часовом рабочем дне, социальном страховании и минимальной заработной плате, а также начал предоставлять кредиты отечественным производителям: в результате образованные бразильцы поддерживали его. Поэтому массовой поддержки восстание коммунистов получить не могло. Не говоря уже о том, что в случае успешного коммунистического переворота или начала гражданской войны в Бразилию были бы переброшены американские войска, а Красная армия помочь своим союзникам не могла: Бразилия, далеко от СССР, а советский флот был очень слаб. Да и никакой военной помощи СССР бразильским коммунистам оказывать и не собирался.

По-видимому, руководство Коминтерна решилось на бразильскую авантюру просто для отчета: «мы пахали». Дело в том, что в 1930-е гг. Сталин все чаще выражал недовольство бездеятельностью и постоянными неудачами Коминтерна. Он неоднократно говорил: «Кто они, эти люди из Коминтерна? Ничего больше, как наймиты, живущие за наш счет. И через 90 лет они не смогут сделать нигде ни одной революции» (Владимир Николаев «Красное самоубийство», интернет-версия). А тут растерянным коминтерновцам подвернулся бравый бразильский капитан. Преследовавший, впрочем, личные цели: невозможно поверить, что он всерьез болел душой за бразильских крестьян, которым собирался раздать землю, которую они не просили, или за рабочих, которые не горели желанием управлять заводами и фабриками.

Престесу и его команде не удалось сохранить в тайне подготовку восстания. В штабе восстания состоял некий Джонни де Грааф – бывший германский коммунист, то ли действительно являвшийся, то ли выдававший себя за представителя Коминтерна, но точно работавший на британскую разведку. Он оповестил свое начальство в Лондоне о готовящемся восстании, а то проинформировало Филинто Мюллера – начальника полиции Бразилии (бывшего тенентиста и заместителя Престеса в штабе «Непобедимой колонны»). Более того - сам Престес с необыкновенным легкомыслием: послал письмо с предложением принять участие в «революции» бывшему тенентисту и товарищу по «колонне», артиллерийскому офицеру Ньютону Эстиллаку Лилу, который был твердым сторонником Варгаса и сразу сообщил о послании кому следует. Так что бразильские власти были готовы.

23 ноября 1935 г. восстал гарнизон небольшого города Натал, столицы отсталого аграрного штата Риу-Гранди-ду-Норти. Восставшие создали Народно-революционное правительство, «национализировали» банки (понятное дело – маленькие офисы), почту и телеграф. На следующий день небольшие группы военных восстали в Ресифи - столице штата Пернамбуку, но после 38-часового боя мятеж был подавлен. В штатах Рио-Гранди-до-Сул, Мараньян и Параиба попытки восстания были сразу подавлены местными силами. 27 ноября в столице страны Рио-де-Жанейро восстала часть солдат и офицеров в 3-м и 2-м пехотных полках и Авиационном училище. Руководили мятежом офицеры-коммунисты Ажилдо Барата, Алваро де Соуза и Жозе Лейте Бразила (интересно, что находившийся в столице Мигел Коста, бывший командир «колонны» и член Альянса, участия в путче не принимал: судя по всему, его, как возможного конкурента, Престес просто не информировал о готовящемся мятеже). Согласно официальной (недоказанной) версии, мятежники планировали ночью перебить спящих офицеров и захватить казармы. Восстание в столице было подавлено после 22 часов ожесточенного боя.



Уличные бои в Рио-де-Жанейро 27 ноября 1935 г.
Уличные бои в Рио-де-Жанейро 27 ноября 1935 г.

Дольше всего продержались мятежники в Натале – 4 дня. Правительственные войска подавили и это восстание, но мятежники, следуя инструкции Престеса, ушли в сертаны (засушливые саванны Нордесте), надеясь поднять на восстание крестьянство и на помощь кангасейро. Два месяца группы мятежников блуждали по Нордесте, не получая ни от кого ни помощи, ни симпатий. Но, как и романтиков-тенентистов 1920-х, ни последние кангасейро (через 5 лет они будут полностью истреблены), ни участники христианского мессианского движения, укрывавшиеся в самоуправляемой коммуне Пау-ди-Колор (через три года их поголовно уничтожат жандармы), ни тем более простые крестьяне коммунистов не поддержали. К концу января 1936 г. последние мятежники были выловлены жандармерией или сдались, ослабев от голода и не видя никаких перспектив.

Сам Престес и другие работники Коминтерна в боях не участвовали, и некоторое время скрывались от полиции на конспиративных квартирах. А по всей Бразилии шли повальные аресты мятежников, коммунистов и членов Альянса – среди них был и генсек компартии Антонио Бонфим. Вместе с ним арестовали его подругу – 15-летнюю Эльзу Фернандес, полуграмотную девочку из бедной семьи, брат которой был коммунистом и, к несчастью, познакомил сестру с Бонфимом. «Главного» коммуниста (который не участвовал в восстании) зверски пытали, а несовершеннолетнюю подругу выпустили под надзор полиции: то ли полиция поняла, что девочка ни при чем, то ли хотела путем установления слежки за ней выйти на коммунистическое подполье. Так или иначе, Престес объявил Эльзу предательницей и виновницей поражения восстания (собственные просчеты и легкомыслие он, конечно, признать не мог). Тем более, что Бонфим, открыто называвший план восстания авантюрой, после его провала мог отстранить Престеса от руководства компартией; Престес убийством Эльзы наносил ему тяжелый удар.

Подпольщики схватили Эльзу и несколько дней допрашивали ее на конспиративной квартире в пригороде Рио-де-Жанейро. «Красный суд» в составе 5 коммунистов колебался, но Престес настоял на виновности девочки и обвинил «товарищей» в трусости и сентиментальности. Его поддержала и жена Ольга.

2 марта 1936 г. Эльза была убита. Следствие выяснило, что «казнь» была осуществлена подло и трусливо: девочку попросили подать кофе, и, когда она шла с чашками в руках, набросились сзади и задушили веревкой. Здоровенные мужики не сразу справились с Эльзой, и переломали ей кости. Тело закопали на заднем дворе дома.

Эльза Фернандес стала последней жертвой Ноябрьского восстания коммунистов 1935 г.

***

Полиция следила за Эльзой, и через три дня Престес и его жена были арестованы, а вскоре арестовали и остальных коминтерновцев. Следствие над Престесом и Ольгой Бенарио-Престес тянулось четыре года – столько времени понадобилось, чтобы найти тело Эльзы Фернандес. Эльзу нашли и опознали, после чего лидер бразильских коммунистов и его жена были осуждены – но не за организацию восстания, а за убийство несовершеннолетней. Престес получил 30 лет тюрьмы, Ольга – 20. Ольгу, как гражданку Германии, выдали Третьему рейху, где ее, как коммунистку и еврейку, отправили в Равенсбрюк. В концлагере она родила дочь, которую передали матери Престеса, жившей в Мексике. В 1942 г. Ольга была удушена отравляющими газами.



Престес на суде
Престес на суде

Несчастный Бонфим, изуродованный пытками, узнав, что его подруга убита по приказу Престеса, стал сотрудничать с полицией. Он рассказал все, что знал, но все равно пробыл в тюрьме до амнистии 1945-го. Выйдя на свободу, никому не нужный, сломленный, он умер в 1949 г. от последствий пыток.

Коминтерновцы Артур и Элиза Эверты после ареста подверглись нечеловеческим пыткам, и оба сошли с ума. Артур был помещен в психиатрическую лечебницу, а в 1947 г. переправлен в советскую зону оккупации в Германии. Он умер в 1959 г. в ГДР, так и не придя в сознание. Эльза Эверт, в отличие от мужа, была признана вменяемой, и, как гражданка Германии, была выдана нацистским властям. В 1942 г. она, не получавшая медицинской помощи, умерла в концлагере Равенсбрюк.

А Престес вышел в 1945 г. по амнистии, уже официально возглавил компартию и стал депутатом бразильского Конгресса. Однако в президенты он никогда не баллотировался: тень убитой Эльзы Фернандес висела над ним всю оставшуюся жизнь. «Аа, это тот коммунист, который убил ребенка!», - говорили о нем бразильцы. И компартия, хотя и сохранила некоторое влияние среди люмпен-пролетариев, ассоциировалась с той же трагедией: «это та самая партия, которая убивает детей».

В 1964 г. Престес опять попытался совершить военный переворот, опираясь уже не на офицеров, а на сержантский состав, среди которого возродились левые настроения. Однако попытка была подавлена его бывшими товарищами по «Непобедимой колонне» - бывшими лейтенантами, ставшими генералами: Филинто Мюллером, Кастелу Бранку, Коуту-э-Силвой, Гаррастазу Медиси и Эрнесту Гейзелом. Мюллер стал председателем сената, а остальные поочередно в 1965-79 гг. занимали президентский пост. Именно они совершили «Бразильское экономическое чудо», превратив Бразилию из аграрной страны в индустриальную. Главная цель тенентистского движения 1920-х стала реальностью.

Престес не принимал участия в модернизации Бразилии. После переворота 1964 г. он жил в Москве, оставаясь не столько политиком, сколько символом былых подвигов. В 1979 г. компартия в Бразилии была разрешена, и старик вернулся на родину. Престес до конца жизни восхвалял Сталина и грезил коммунистической революцией. Он так ничего и не понял и ни в чем не раскаивался.

Что можно купить на среднюю французскую пенсию

Французы получают одни из самых высоких пенсий в Европе, — в среднем 1389 евро в месяц (98 619 рублей при курсе евро 71 рубль) — как пишет газета Le Figaro. Правда, чтобы получать такую сумму, нужно иметь трудовой стаж не менее 41 года. Учитывая, что до 2017 года пенсионный возраст в республике составлял 60 лет (теперь — 62 года), ради пенсии в 1389 евро начинать трудовую деятельность надо было с 19 лет. Или, чтобы получить полную пенсию, надо дожидаться 65 лет (а для рожденных после 1995 года — 67 лет).

А что можно купить на среднюю французскую пенсию? Подсчитал АиФ.ru (для расчета мы использовали цены на товары и услуги в Париже*).

8 месяцев оплаты коммунальных услуг

В Париже месячный счет за «коммуналку» составляет 167 евро (11 857 рублей) за квартиру площадью 85 квадратных метров. Сумма включает плату за отопление, водоснабжение, электроэнергию, вывоз мусора.

Ежемесячного пособия среднестатистического парижанина-пенсионера хватит на восемь с лишним месяцев оплаты жилищно-коммунальных услуг.

74 килограмма сыра.

Сложно представить рацион француза без сыра, в стране производят под 500 самых разных сортов: бри, камамбер, мюнстер, рокфор, конте… Килограмм местного сыра в Париже можно купить за 18,64 евро (1 323 рубля). Средней пенсии хватит на 74,5 килограмма.

798 багетов

А где сыр, там обязательно должен быть багет. Его в знаменитых парижских пекарнях предлагают за 1,74 евро (123,5 рубля) за полкило. Делим пенсию в 1389 евро на эту стоимость и получаем 798 багетов (или 400 кг хлеба).

173 бутылки вина

Разумеется, Францию сложно представить и без ее вин. Бутылка среднего класса в супермаркете продается за 8 евро (568 рублей). Выходит, что за месяц французский пенсионер может купить 173 бутылки вина.

780 бутылок пива

Пол-литровая бутылка местного пива в Париже стоит 1,78 евро (126 рублей). Таким образом, средней французской пенсии хватит на 780 бутылок пенного (или 390 литров).

1157 литров молока

Иногда вместо вина и пива лучше выпить молока, литр которого стоит 1,2 евро (85 рублей). А пенсии в 1389 евро хватит на 1157 литров.

108 кг курицы

В Париже килограмм куриной грудки предлагают за 12,87 евро (913 рублей). Французы, которые «заработали» среднюю пенсию, могут спустить ее почти на 108 кг курицы.

78 кг говядины

Как и везде, говядина во Франции дороже курицы: 17,82 евро (1 265 рублей) за килограмм вырезки. Значит, на среднюю пенсию можно купить почти 78 кг.

754 кг картофеля

Килограмм картофеля в Париже в среднем стоит 1,84 евро (130,6 рубля). Делим размер пенсии на этот ценник и получаем 754 кг.

497 кг помидоров

Помидоры стоят дороже: 2,79 евро (198 рублей) за килограмм. На ежемесячную выплату французский пенсионер может позволить себе 497 кг помидоров.

457 кг яблок

Пожилые люди обязательно должны есть фрукты. Начнем с яблок. В парижских магазинах их отдают за 3,04 евро (215,8 рубля) за килограмм. Значит, пенсии должно хватить почти на 457 кг яблок.

524 кг апельсинов.

Зато апельсины в Париже дешевле: 2,65 евро (188,1 рубля) за килограмм. На среднюю пенсию выходит 524 кг.

652 кг бананов

Самый дешевый фрукт во французской столице, который удалось найти АиФ.ru, — это банан. 2,13 евро (151 рубль) за килограмм. Делим пенсию в 1389 евро на 2,13 и получаем 652 кг.

160 пачек сигарет

Курение во Франции непопулярно: в списке стран по потреблению сигарет республика занимает 65 место (между Латвией и Германией). Оно и понятно: табак во Франции дорогой. Пачка сигарет здесь стоит 8,65 евро (614,1 рубля). Дороже, чем целая бутылка вина!

На среднюю пенсию получается 160 пачек.

163 раза перекусить в ресторане быстрого питания

Комбо-обед в известной сети ресторанов быстрого питания в Париже стоит 8,5 евро (603,5 рубля). Получается, что среднестатистический пенсионер может питаться фаст-фудом 163 раза в месяц.

890 литров бензина

Если бы «стандартный» французский пенсионер захотел потратить все ежемесячное пособие на бензин, он мог бы закупить 890 литров топлива. Литр горючего на парижских заправках стоит 1,56 евро (110,7 рубля).

1028 километров на такси

А мог бы проехать 1028 километров на такси (в парижских таксопарках средний тариф — 1,35 евро (95,8 рубля) за километр).

126 билетов в кино

Что делают европейцы, когда выходят на пенсию? Путешествуют, отдыхают и радуются жизни. Благо пособия позволяют. Например, на среднюю ежемесячную выплату можно 126 раз сходить в кино (билет на международный релиз стоит 11 евро (710 рублей)).

34 месяца фитнеса

Если бы среднестатистический француз захотел потратить месячную пенсию на абонемент в спортзал, он смог бы позволить себе 34 месяца фитнеса. В Париже абонементы стоят порядка 40,26 евро (2858,4 рубля) в месяц.

* При подготовке материала использовались сведения онлайн-базы данных об условиях и уровне жизни в мире Numbeo.

Гарри Каспаров: "Реальные санкции сломали бы хребет путинскому режиму за несколько месяцев".

Гарри Каспаров. Торонто, Канада. 12 сентября 2019 г.

В Нью-Йорке состоялся Форум Свободы. Его полное название – "Форум Свободы в Осло". Форум проводится в Норвегии с 2009 года, его называют "Давосом правозащитников". Открыл Форум Гарри Каспаров – известный российский оппозиционер, председатель Фонда за права человека.

Нина Вишнева: Каковы задачи нынешнего Форума?

Гарри Каспаров: Это продолжение программы нашего фонда по продвижению идей "Форума Свободы в Осло". Это наше главное мероприятие, с которого и начиналась история фонда, когда председателем Совета был Вацлав Гавел. Таких мероприятий по миру становится все больше, и Нью-Йорк – одно из них. Мы проводили такие же форумы в Йоханнесбурге, на Тайване, в Мексике. Нью-Йорк необходим, потому что было бы странно не проводить такое мероприятие в городе, в котором находится наша штаб-квартира.

Unite – тема, которая отражает главную концепцию нашего фонда: включать как можно больше людей в процесс борьбы за всеобщие права человека. На сегодняшний день эта зона – права человека – сильно политизирована. Наш подход отличается от большинства фондов, которые вносят элемент политики. Нас не интересует, – является ли страна, в которой нарушаются права человека, союзником Америки или противостоит Америке, какой там политический курс, какая там религия – все это уходит на второй план. Есть базовые права человека. Неважно, где они нарушаются – в Саудовской Аравии, Венесуэле, Северной Корее, Пакистане… дальше по списку. Тема Unite – это отражение такой концепции. Очень важно, чтобы люди втягивались в этот процесс. Даже те люди, которые живут в свободном мире.

Игнорировать проблемы с правами человека в несвободных странах – не означает изолировать себя от таких проблем. Это возвращается бумерангом. Потому что сегодня мы видим, как и в Америке, и в Европе очень многие базовые права и свободы, которые казались гарантированными навсегда, оказываются под сомнением. И это, во многом, результат распространения этого вируса – вируса несвободы, вируса отторжения этих базовых свобод.

В геополитике, как и в природе, пустоты не бывает. И если свободный мир отступает, то начинается наступление сил, которые считают искоренение свободы необходимым условием своего существования. Неважно – это Путин, это иранские аятоллы, это китайская коммунистическая диктатура, квазигосударственные террористические образования – в мире достаточно сил, которые немедленно используют слабость демократии для достижения собственных целей.

Н. В.: В последнее время мы видим массовые демонстрации и беспорядки в целом ряде стран с разными политическими системами – Испания и Франция, Чили и Боливия, Гонконг, Ливан... Можно ли сегодня говорить о глобальном кризисе управления?

Г.К.: Мне кажется, через запятую перечислять все эти страны было бы не совсем правильно. Демонстрации не в Испании, а все-таки в Каталонии – там другая повестка дня. Это проблема сепаратизма, национального самоопределения. На мой взгляд, испанское правительство пошло по неправильному пути, используя силу. Такие проблемы силой не решаются. Как мы видели в Канаде – из истории с Квебеком – и в Англии – из истории с Шотландией, – надо соглашаться на референдум. Очень странно, что Евросоюз продолжает считать это внутренним делом Испании, хотя, на мой взгляд, оно, во многом, будет определять, как станет развиваться сам Европейский Союз.

Каталонская тема от шотландской не отличается, и разговоры о том, что есть законы… Так и в Англии законы не предусматривали референдум. Когда есть миллионы людей, которые хотят какого-то решения своей национальной повестки, с ними надо договариваться. А просто использовать силу и сажать их лидера в тюрьму – это загонять проблему вглубь и делать ее еще более болезненной.

Что касается Боливии, Эквадора – там протесты чисто экономические. Это крах социалистических диктатур, где была узурпация власти за счет того, что природные ресурсы – нефть или газ (знакомая для нас история, кстати) – позволяли достаточно продолжительное время контролировать ситуацию и под вывеской контролируемых выборов продлевать свой мандат на правление. Но мы видим, что ситуация начинает меняться и там.

Гонконг – другая история. Это демонстрация того, что очень трудно отобрать свободу у людей, которые родились свободными. Это будущее Китая. Китайская модель работает только потому, что есть свободный мир, который является покупателем китайской продукции. Америка и Европа – будет, конечно, тяжелый удар по экономике, но переживут, а вот Китай без европейских и американских рынков загнется.

Надо понимать, что достижения несвободных стран возможны только в условиях, когда есть свободный мир, который производит технологии, обеспечивает финансирование – все это первично производится здесь, в свободном мире. Ничего из того, что мы используем сегодня и что является частью нашего комфорта жизненного, в несвободном мире не было изобретено. Произведено – да, производство может быть где угодно. Но принципиальным двигателем прогресса остается свободный мир.

Н.В.: Вы семь лет находитесь в политической эмиграции. Куда за это время ушла Россия Путина, и как Запад воспринимает этот процесс?

Г.К.: Россия Путина двигается только в одну сторону – в сторону деградации. Скорее всего, в сторону развала. Нормальные люди бегут оттуда в силу того, что добиться индивидуального и интеллектуального успеха в России невозможно. Это мафиозная диктатура, базирующаяся на принципе лояльности, ничего не производящая и не старающаяся ничего производить.

К сожалению, Путин обнаружил, что, располагая большими финансовыми ресурсами, можно все необходимое для поддержания собственной власти, приобретать в свободном мире. Понятно, что с деградацией режима, с ухудшением качества управления ухудшается качество жизни людей и, соответственно, режим все чаще прибегает к жестким мерам подавления. То есть, гибридность – минимальные репрессии против "оголтелых" радикальных оппозиционеров, а при этом побольше пряника – это все уже в прошлом. Ухудшение ситуации диктует ужесточение режима.

Мы видим, что даже декоративные организации, типа Совета по правам человека при президенте, подвергаются зачистке, потому что уже и для лояльных нет места. Нужны "верные солдаты партии". Даже минимальная фронда внутри разрешенных государственных структур сегодня рассматривается как покушение на основы.

Но, увы, свободный мир продемонстрировал очередную свою слабость. Как всегда, мы ничему из истории не учимся, и фактически повторяются 30-е годы, когда упускались возможности остановить потенциального агрессора на раннем этапе. Сейчас мы видим то же самое: идет постоянная сдача позиций. Это не означает, что так будет бесконечно. Совершенно очевидно, что в какой-то момент свободный мир должен будет занять жесткую позицию. Только цена за избавление от путинского режима и всех кошмаров, которые он за собой несет, будет гораздо выше. Это же не только Россия, не только Украина и бывшие республики Советского Союза. Это, на самом деле, и Ближний Восток, и Венесуэла, и все те страны, где путинский режим продолжает поддерживать наиболее кровавые и жестокие диктатуры.

Н.В.: Насколько эффективны санкции Запада в отношении Кремля и насколько в перспективе американских выборов-2020 Россия Путина опасна?

Г.К.: Путин будет использовать любую возможность для того, чтобы оставить Трампа у власти. Для него это жизненно необходимо. Уход Трампа вызовет сильный эффект отдачи. На сегодняшний день американский истеблишмент уже сплотился. И, если, скажем, во времена Обамы, который старался минимизировать любые конфронтационные ситуации, а демократы в Сенате вели себя очень пацифистски, на сегодняшний день появление президента, который займет жесткую позицию по отношению к России, будет поддержано всеми американскими структурами – и военными, и разведслужбами. Россия представляет реальную угрозу. И от этого никуда не деться. Путина надо останавливать – в этом есть консенсус. Но пока президент Трамп, сделать это невозможно.

Что касается санкций, российскому обществу надо понимать, что никаких санкций по-настоящему еще нет. То, что сейчас происходит, это разминка. Хотя и этого уже хватило, чтобы доставить неприятности путинским олигархам, хотя гораздо больший урон жизненному уровню в России наносят контрсанкции Путина по торговым эмбарго. Людям жить хуже именно от этого.

Говорить про санкции можно бесконечно, но фактом остается то, что, например, Германия с 2014 года, с аннексии Крыма, в два раза увеличила объем закупок российского газа. Товарооборот России и Франции за последний год вырос на 11%. Поэтому от разговоров про санкции Путин просто отмахивается. Реальные санкции сломали бы хребет путинскому режиму за несколько месяцев, если бы у власти были Рейган и Тэтчер. На сегодняшний день, к сожалению, мы имеем Макрона, Меркель и Трампа.

Н.В.: Вернемся к России – каков радикальный потенциал российской оппозиции?

Г.К.: В России нет оппозиции. В фашистских диктатурах оппозиции не бывает. Оппозиция – если я правильно понимаю семантическое значение этого слова – это группа людей, которые участвуют в политической жизни, и, так или иначе, хотят изменить соотношение сил во власти. В России нет политической жизни, потому что там диктатура. Любые выборы являются фикцией: все равно результат предопределен. Что касается изменения баланса во власти, понятно, что вертикаль на то и вертикаль, чтобы ничего не происходило без решения сверху. Все политические процессы контролируются Кремлем. И любая потенциальная опасность нивелируется в зародыше. Когда Кремль считает, что данная группа людей или конкретный политик чем-то ей угрожает, принимаются кардинальные меры. Если политическая деятельность какой-то группы людей продолжается, значит, Кремль считает, что по каким-то причинам на сегодняшний день это им не угрожает и даже может как-то помочь.

Н.В.: То есть внутренние силы уничтожить диктатуру в России не могут?

Г.К.: Нет, конечно. Мы давно уже прошли тот этап, когда были возможны какие-то внутренние перемены. Перемены в России могут начаться только в условиях раскола элиты, а этот раскол может быть вызван только серьезным политическим поражением. Пока Путин чувствует себя комфортабельно на политической арене, ситуация в России меняться не будет.

Протестный потенциал существует, нарастает, и он не имеет отношения в оппозиции. Он связан с ухудшением уровня жизни. С тем, что многим людям, особенно молодым, надоело видеть Путина там, наверху. Но это протестное движение, разбросанное по всей стране, не принесет конкретного результата, пока не начнется брожение внутри самой системы, а это движение не начнется, пока не будет серьезного внешнеполитического удара – мощных санкций, настоящих санкций. Или – ну этого уже не произойдет – свержения Асада или какого-то путинского клиента.

Америка была и остается лидером свободного мира. Новый президент – если он появится в Америке и займет жесткую позицию – ситуация начнет меняться очень быстро. За всей этой бравурной риторикой российской власти скрывается торжество шпаны, которая не чувствует сопротивления. Первый же серьезный удар покажет всю гнилость и слабость путинского режима.

Гарри Каспаров

Подрабинек о Голодоморе

Александр Подрабинек

Украинская община Мюнхена собрала 56 тысяч подписей под петицией о признании Голодомора в Украине геноцидом. Петиция была размещена на сайте Бундестага и 21 октября была рассмотрена на открытом заседании петиционного комитета германского парламента. Выступивший на заседании министр по делам Европы Михаэль Рот заявил, что МИД Германии считает необходимым петицию отклонить по формальным признакам. Министр назвал Голодомор "ужасающей катастрофой, которая привела к миллионам смертей", но не согласился с определением "геноцид".

Реакция на это была предсказуемо бурной, особенно в Украине. Украинцы пострадали от Голодомора - искусственно вызванного голода - больше любого другого народа Советского Союза. Из общего числа примерно 7 миллионов погибших в СССР в 1932-1933 годах около 3 - 3,5 млн пришлось на украинское крестьянство. Еще около 1,3 млн человек погибли в Казахстане, 1 млн на Кавказе, 0,5 млн в Поволжье и около миллиона в других регионах СССР.

Можно ли назвать эти злодеяния коммунистической власти геноцидом? Нельзя. У геноцида свое жесткое определение. "Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него" определяет геноцид как "действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую" (выделено мной. - А.П.). В 1932-1933 годах коммунисты уничтожали людей не по национальному признаку, а по классовому. Острие массовых репрессий было направлено против крестьянства, а не против украинцев, казахов, русских или народов Кавказа. Поэтому истребление миллионов людей нельзя назвать геноцидом. Это был советский социализм в действии.

Более того, истреблением миллионов людей руководила коммунистическая верхушка в Москве, но исполнителями этих преступлений чаще всего были национальные кадры компартии на местах. Они руководствовались в первую очередь классовым чутьем и революционной сознательностью, и в последнюю - национальной нетерпимостью. Масса оставшихся от тех времен документов свидетельствует о том, что Сталин и его окружение стремились уничтожить крестьянство как класс, а не украинцев как нацию. Поэтому по всей стране больше всего пострадало именно сельское население, а не городское. Понятно и то, почему больше всего жертв оказалось в Украине - земля там была самая плодородная, крестьянство - самое зажиточное и самостоятельное.

Не следует упрощать историю и представлять Голодомор в виде межнационального конфликта и попытки одной нации истребить другую. Это выглядит как намерение снять ответственность (увы, уже только историческую) с коммунистического режима, его вождей и исполнителей в России, Украине, Казахстане и других регионах Советского Союза. Коммунизм, как и всякая другая преступность, не имеет национальности. Эти отходы человеческой истории претендовали на весь мир, без различия рас и наций. В отличие, кстати, от немецких нацистов, социализм которых имел расовую подоплеку, а не классовую, как у большевиков. Обе эти социалистические идеологии принесли миру войны, разрушения, страдания и гибель десятков миллионов людей.

Министр по делам Европы Михаэль Рот не оправдывал массовые убийства, он лишь указал на необходимость дать им правильное наименование. Точно так же повела себя и Парламентская ассамблея Совета Европы, в 2010 году отказавшаяся признать Голодомор в Украине геноцидом.

Надо отметить, что около 20 стран, включая такой оплот демократии, как США, признали голод в Украине 1932-1933 годов геноцидом. Думаю, это было актом политической поддержки Украины. В нынешнем российско-украинском противостоянии мои симпатии всецело на стороне Украины. Но все же точность и чистота юридических формулировок не должны страдать из-за политических симпатий и предпочтений.

Александр Подрабинек, 24.10.2019