Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Правда о том как СССР "победил" Японию в 1945 году

80 лет назад, в начале августа 1945 года, Советский Союз вступил в войну против Японии.

Объявление войны произошло 8 августа, причем было обставлено некоторыми хитрыми деталями. Японскому послу в Москве Наотакэ Сато советское заявление об объявлении войны Вячеслав Молотов зачитал в 17.00 по московскому времени. Война должна была начаться в 00.00 часов 9 августа, то есть сразу после полуночи, но по дальневосточному времени. 17.00 по Москве соответствовали 23.00 во Владивостоке и Токио. Сато имел только час времени на то, чтобы передать в Японию сообщение об объявлении войны. Для экономии времени посол отправил незашифрованную телеграмму. Но до Токио она так и не дошла.

Наперегонки с американцами

Японское правительство узнало о начале войны уже постфактум, из сообщения московского радио в 4 часа утра 9 августа по токийскому времени. И без того ослабленная Квантунская армия была застигнута врасплох. Целый ряд оценок разведки указывал, что советское наступление последует в августе, но в имперском Генштабе и в штабе Квантунской армии преобладало мнение, что война с СССР не начнется раньше сентября. Некоторые оптимисты относили советское нападение вообще на будущую весну, но к таким прогнозам "токийских мечтателей" все же серьезно не относились.

Объявление Советским Союзом войны Японии и пленение советскими войсками Квантунской армии, вопреки распространенному в России мнению, имело не военное, а только политическое значение. Роль же самого советского наступления в Маньчжурии в капитуляции Японии была близка к нулю. Объявление Москвой войны Токио лишило японцев надежды на посредничество СССР в поисках мирного соглашения с США, отличного от безоговорочной капитуляции, на что они надеялись вплоть до 8 августа. Американцы и их союзники полностью господствовали на море и в воздухе. У японцев не было достаточного числа транспортных самолетов и судов для эвакуации Квантунской армии и, что еще важнее, практически не было для них горючего. К тому же суда, вышедшие из маньчжурских портов, и самолеты, взлетевшие с тамошних аэродромов, в своем большинстве были бы уничтожены американской авиацией, кораблями и подводными лодками. По этой же причине нельзя было использовать и промышленный потенциал Маньчжурии для обороны Японии. Маньчжурия уже тогда для Японии не имела никакого военного значения.

Советские солдаты на Дальнем Востоке в период войны с Японией, 1945 год
Советские солдаты на Дальнем Востоке в период войны с Японией, 1945 год

18 июня 1945 года командующий Забайкальским фронтом маршал Родион Малиновский представил верховному главнокомандующему Сталину с грифом "Совершенно секретно. Особой важности. Экземпляр единственный" план действий Забайкальского фронта в войне с Японией. Там был сделан вывод о том, что "сил Забайкальского фронта будет достаточно для преодоления сопротивления и при благоприятных условиях уничтожения 18–25 дивизий японцев, рассчитывая главным образом на наше превосходство в танках и артиллерии, т.к. стрелковых войск еле хватит, учитывая, что японская дивизия имеет в своем составе в среднем 13–15 тысяч".

Малиновский писал: "Направление Солунь, Таоань, Сыпингай характеризуется более выгодными условиями преодоления хребта Большой Хинган; он здесь менее дикий, очищается от лесов и ниже – высоты 1000–1200 метров. Хребет проходит ближе к границе МНР с Маньчжурией; более развита сеть грунтовых дорог, что допускает действие крупными массами войск – в две и более армии… Наиболее выгодным оперативным направлением является направление на Солунь, Таоань, Сыпингай, с прилегающей к нему с юга полосой шириной до 200 км". Здесь и был осуществлен рейд 6-й гвардейской танковой армии через Большой Хинган. В плане ее задачи ставились следующим образом: "6 гв. танковая Армия (Кравченко) – два механизированных и один танковый корпус с армейскими средствами, двумя самоходными арт. бригадами, одной мотопех. бригадой, сосредотачивается в районе Матат Сомон для действий за ударной группой войск фронта в общем направлении Ст. Кн. Цзун Уцзумчин, Лубей, Сыпингай для овладения районом Кайюань, Сыпингай, Лишу, Ляоюань. Передовыми частями действует в направлениях Мукден и Чанчунь".

У Сталина были сомнения, станут ли американцы держать данное ими ранее слово

В дальнейшем, изменив план, Малиновский решил ввести 6-ю гвардейскую танковую армию в первом эшелоне, поскольку не было признаков того, что японцы попытаются занять Большой Хинган сколько-нибудь значительными силами. Дополнительно в состав танковой армии были включены две мотострелковые дивизии, ранее находившиеся на Дальнем Востоке, и ряд других частей. Выяснилось, что танки могут преодолевать как горные хребты, так и пустыни. Только вот сопротивления японских войск они практически не встретили.

На всю операцию отводилось, как отмечалось в плане Забайкальского фронта, не менее двух месяцев, причем "в первые полтора-два месяца войны Забайкальский фронт могут встретить до 17–18 японских дивизий, 6–7 дивизий Маньчжоу-Го и Внутренней Монголии, 2 танковые дивизии – до 800–900 танков". Вся Маньчжурская стратегическая операция была разбита на две части. В плане наступления Забайкальского фронта говорилось: "Исходя из задачи войск Забайкальского фронта, – совместно с войсками Приморского и Дальневосточного фронтов овладеть Маньчжурией с Ляодунским полуостровом. Достижение этой цели делится на две операции:

Первая – овладеть Центральной Маньчжурией: Цицикар, Кайлу, Сыпингай, Гирин, Харбин и вторая операция – завершение выхода на границы Маньчжурии с Северным Китаем и овладение полуостровом Ляодун".

В плане действий Забайкальского фронта срок начала наступления определялся 20–25 августа 1945 года. Однако после того, как на Потсдамской конференции Сталин узнал, что у США уже есть атомная бомба, он стал спешить, чтобы успеть начать войну с Японией до ее капитуляции. Никита Хрущев вспоминал: "Больше других дали войск Малиновскому. И мы разгромили Квантунскую армию Японии. Правда, после того, как Япония уже была, собственно, разбита, ибо на нее были сброшены американцами две атомные бомбы. Япония металась в предсмертной агонии и искала возможность как-нибудь выйти из войны. Буквально в последний месяц событий и мы включились в войну с нею. Я присутствовал в Москве при разговоре, когда Сталин торопил военачальников как можно скорее начать операции против Японии, иначе она капитулирует перед США и мы не успеем включиться в войну. У Сталина были тогда сомнения, станут ли американцы держать данное ими ранее слово. Думал, что могут и не сдержать".

Против бессильного врага

Численность войск Забайкальского фронта маршала Родиона Малиновского к 9 августа составляла 638,3 тыс. человек, не считая 16 тыс. бойцов Монгольской народно-революционной армии. В 1-м Дальневосточном фронте маршала Кирилла Мерецкова насчитывалось 586,5 тыс. человек, а во 2-м Дальневосточном фронте генерала армии Максима Пуркаева – 334,7 тыс. человек, всего 1559,5 тыс. человек. У них имелись 5250 танков и САУ и 5171 боевой самолет. Реальная численность Квантунской армии не превышала 713 729 человек, половину из которых составляли небоевые части. Советское командование переоценило противника, полагая, что Квантунская армия насчитывает более 1 млн человек, и щедро наградив ее 1215 танками, 6640 орудиями и минометами и 1907 боевыми самолетами. В действительности танков у Квантунской армии было лишь около 600 машин. Почти все эти танки советские войска захватили как трофеи и передали армии Мао Цзэдуна.

Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке, начальник Генерального штаба маршал Александр Василевский, командующий Забайкальским фронтом маршал Родион Малиновский, командующий 1-м Дальневосточным фронтом маршал Кирилл Мерецков. Порт-Артур. Сентябрь 1945 года. Фото предоставлено Натальей Родионовной Малиновской.
Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке, начальник Генерального штаба маршал Александр Василевский, командующий Забайкальским фронтом маршал Родион Малиновский, командующий 1-м Дальневосточным фронтом маршал Кирилл Мерецков. Порт-Артур. Сентябрь 1945 года. Фото предоставлено Натальей Родионовной Малиновской.

Единственный бой японские танкисты 11-го отдельного танкового полка приняли 18 августа на Курильском острове Шимушу (ныне Шумшу), где 21 танк из 64 был подбит, но и советские потери составили 200 человек убитыми. Правда, здесь сражалась не Квантунская армия, а более боеспособная Армия метрополии. Артиллерии у японцев тоже было в несколько раз меньше. Боеспособными же из 900 имевшихся самолетов, с учетом отсутствия горючего и недостатка летчиков, могли считаться только 50. Также отсутствовала противотанковая артиллерия, а танки были легкие и устаревшие, но и они из-за отсутствия горючего и подготовленных экипажей так и не смогли вступить в бой в Маньчжурии.

Большинство дивизий некогда грозной Квантунской армии были сформированы только в июле – начале августа 1945 года вместо тех, что давно уже были направлены в район Южных морей и в Южный Китай. Многие из них не имели артиллерии и испытывали проблемы с горючим и боеприпасами. Против полностью боеспособных 34 расчетных стрелковых и механизированных дивизий и 18 расчетных танковых бригад Забайкальского фронта со стороны Японии действовали 9 пехотных дивизий, 5 смешанных бригад и 2 танковые бригады, чью совокупную боеспособность японское командование оценивало в 3,85 пехотные дивизии. Боеспособность только что сформированных танковых бригад не была оценена, но учитывая, что они так и не вступили в бой и отступили, оставив всю технику, их реальная боеспособность была близка к нулю. По данным американского историка Дэвида М. Гланца, против 18 расчетных дивизий 2-го Дальневосточного фронта японцы имели 3 отдельные смешанные бригады и 3 пехотные дивизии, эквивалентные все вместе по боеспособности 1,1 пехотной дивизии. Развернутые против 43 расчетных дивизий 1-го Дальневосточного фронта 12 пехотных дивизий, 2 смешанные и 1 мобильная бригада и 1 пограничный полк, эквивалентные по боеспособности 2,8 пехотным дивизиям. Если советское численное превосходство в людях было 2,2:1, то с учетом боеспособности дивизий соотношение составляло 104:7,75, т. е. советские войска превосходили Квантунскую армию по боеспособности в 13,4 раза.

Строго говоря, после объявления войны Японии Красная Армия и флот вообще могли не вести никаких боевых действий. Для Японии приговором стало само объявление войны Сталиным. По официальным данным, советские безвозвратные потери в войне с Японией составили 12 031 человек. Японцы оценили советские потери вдвое выше – в 20–25 тыс. человек. Советская сторона оценила японские потери в 84 тыс. убитых, но эта оценка, по всей видимости, завышена. Японцы оценили свои потери в 21 389 убитых только в Маньчжурии.

Теперь надеяться было не на что, о чем прямо сказал премьер Кантаро Судзуки

Можно не сомневаться, что атаковать советские войска Квантунская армия не решилась бы, чтобы не провоцировать их на активные действия. Дальше не имело принципиального значения, остались бы японцы на занимаемых позициях или начали бы отступать к портам. Даже немедленный отход к морским портам Квантунскую армию не спасал, поскольку у нее для эвакуации не было ни судов, ни самолетов, ни горючего. После высадки осенью 1944 года американских войск на Филиппинах и поражения японского флота в этом районе поставки нефти из Индонезии были перерезаны. Поэтому японцы очень просили Сталина поставлять им нефть с Северного Сахалина. Но советская сторона эти просьбы оставила без ответа. Все равно принимать японскую капитуляцию в этих районах должна была Красная Армия, как об этом союзники договорились в Ялте и Потсдаме. По секретному соглашению от 11 февраля 1945 года Советский Союз получал за вступление в войну с Японией Южный Сахалин и Курилы; Дайрен (Далянь) становился международным портом с преимущественными правами СССР; Порт-Артур возвращался Советскому Союзу как арендованная военно-морская база; КВЖД и ЮМЖД переходили под советско-китайский контроль с обеспечением преимущественных интересов СССР и полного суверенитета Китая в Маньчжурии; государство Маньчжоу-Го ликвидировалось и становилось частью Китая, который, в свою очередь, отказывался от претензий на Внешнюю Монголию (МНР).

В принципе практически все перечисленное японское правительство готово было уступить СССР еще осенью 1944 года, после поражения на Филиппинах. Предполагалось:

1. Разрешение на проход советских торговых судов через пролив Цугару.

2. Заключение между Японией, Маньчжоу-Го и Советским Союзом соглашения о торговле.

3. Расширение советского влияния в Китае и других районах "сферы сопроцветания".

4. Демилитаризация советско-маньчжурской границы.

5. Использование Советским Союзом Северо-Маньчжурской железной дороги.

6. Признание советской сферы интересов в Маньчжурии.

7. Отказ Японии от договора о рыболовстве.

8. Уступка Южного Сахалина.

9. Уступка Курильских островов.

Летом 1945 года Япония была готова даже согласиться на интернирование Квантунской армии и отправку ее военнослужащих в советские трудовые лагеря. Но поскольку Советский Союз так и не высказал даже намека на готовность посредничать в переговорах Японии с западными союзниками, соответствующие предложения так и не были сделаны.

Был, однако, риск, что Советскому Союзу не отдали бы Южно-Курильские острова, которые Сталин в реальности захватил в последние дни войны, часть – уже после подписания капитуляции Японии на борту линкора "Миссури" 2 сентября. Хотя, как выяснилось, присоединение Южных Курил к СССР создало больше проблем, чем принесло выгод, прежде всего в послевоенных взаимоотношениях с Японией.

Характерно, что 13 августа, перед самым объявлением о капитуляции Японии, американское командование решило, что если капитуляции не последует, то в августе на Японию будет сброшена еще одна бомба, затем еще по три бомбы в сентябре и октябре, после чего 1 ноября должна была последовать высадка американских войск на большой японский остров Кюсю, которая, как предполагали, должна была завершиться капитуляцией Японии. Действия советских войск при этом вообще не принимались во внимание.

Японский император Хирохито в 1945 году
Японский император Хирохито в 1945 году

Но уже в ночь на 10 августа, после вступления в войну СССР и второй атомной бомбардировки Японии, японское правительство решило принять Потсдамскую декларацию союзных держав с требованием безоговорочной капитуляции, хотя еще не объявило об этом. По словам российского историка Василия Молодякова, "в дворцовом бомбоубежище в Токио состоялась Императорская конференция – совещание монарха, председателя Тайного совета, премьера, ключевых министров и начальников генеральных штабов армии и флота. Вопрос был один: принимать или не принимать Потсдамскую декларацию. Понимая, что война проиграна, император сопротивлялся безоговорочной капитуляции, до последнего рассчитывая на посредничество Москвы. Теперь надеяться было не на что, о чем прямо сказал премьер Кантаро Судзуки".

Вот характерная запись в журнале боевых действий Забайкальского фронта 13 августа, за два дня до японской капитуляции: "Войска фронта 13.8.45 года продолжали наступление и к исходу дня на отдельных направлениях пехотой продвинулись до 45 км, а подвижными соединениями до 100 км. На Солуньском направлении войска 39 армии, преодолевая перевалы хребта Большой Хинган, передовыми частями вышли в долину р. Таоэрхэ, с боем овладели городами Ванемяо, Солунь, форсировали р. Таоэрхэ и р. Халхыйн-гол в районе Солунь и вели бой за расширение плацдарма на восточном берегу р. Халхыйн-гол, встречая упорное сопротивление противника с высот восточнее и юго-восточнее Солунь.

В результате боя 13.8. захвачено до 1500 пленных, в том числе 3 полковника. В районе Ванемяо захвачено много крупного и мелкого скота. Частями МНРА 12.8. захвачен лама с коробкой стрихнина, который показал, что выполнял задания японского командования по отравлению колодцев в полосе наступления частей Красной Армии.

На Калганском и Чифынском направлениях наземная и воздушная разведки противника не обнаружили. На Солуньском направлении противник оказывает сопротивление нашим частям отдельными отрядами, поддержанными артиллерией. На Хайларском направлении противник оказывает незначительное сопротивление. Отдельные гарнизоны японцев в ДОТах в районе Хайлар продолжают упорное сопротивление...

12 воздушная армия сделала 35 самолетовылетов.

Воздушных боев не было. Потерь нет... "

Горе побежденным

Главнокомандующий союзными силами в Европе генерал Дуайт Эйзенхауэр, в ходе своей поездки в СССР в августе 1945 года встречавшийся с советскими маршалами, свидетельствует: "В день, когда пришла весть о победе над Японией (14 августа, когда японское правительство и император объявили о капитуляции; в этот день, накануне отъезда Эйзенхауэра из Москвы, американский посол устроил приём в его честь. – Б. С.), маршал Будённый, казалось, не испытывал по этому поводу никакого энтузиазма. Я спросил, почему он не радуется окончанию войны. Он ответил: "О, да, но нам надо было бы продолжать сражаться, чтобы убить ещё больше этих проклятых японцев". Маршал казался привлекательным, добрым и приветливым человеком, но видно было: его нисколько не волновало, что каждый день продолжения войны означал смерть или раны ещё для сотен советских граждан" (Eisenhower D. Crusade in Europe. N.Y.: Da Capo Press, 1977. P. 465).

У них отняли всё, что они не могли с собой унести. Иногда они днями не получают никакой пищи

К несчастью, советские войска совершили целый ряд военных преступлений в Маньчжурии и Северной Корее. Об этом сохранились свидетельства западных представителей, побывавших на территориях, занятых советскими войсками. Убивали, насиловали и грабили прежде всего жившее в Северо-Восточном Китае японское гражданское население. С японскими колонистами расправлялись и китайцы, натерпевшиеся в годы японской оккупации. Один из уцелевших японцев вспоминал: "...Если ты натыкался на маньчжуров, то они отбирали у тебя всё. Но самыми ужасными были красноармейцы. Они убивали японцев просто ради того, чтобы убить. Я видел много трупов, проткнутых штыками. Горы и горы тел…". Одно из наиболее известных массовых убийств японских колонистов Красной армией, по свидетельствам очевидцев, произошло около станции Гегенмяо в Маньчжурии, где 14 августа находились вагоны с примерно 1200 японскими беженцами. Когда советская танковая колонна заняла станцию, на переговоры с красноармейцами вышел глава совета японских колонистов Асано. При приближении к танкам он был скошен пулемётной очередью, после чего красноармейцы начали расстреливать остальных беженцев. В результате около тысячи колонистов были убиты или покончили с собой.

Согласно японским оценкам, более 11 тысяч японских колонистов погибли во время наступления Красной армии в Маньчжурии. Многие тысячи японцев умерли позже в результате бегства от советского наступления. Японский дипломатический представитель в Шэньяне писал: "В городе скопилось около полумиллиона бывших колонистов. Некоторые прошли пешком более тысячи миль, чтобы добраться до лагерей беженцев. Многие полностью истощены, на некоторых нет никакой одежды. У них отняли всё, что они не могли с собой унести. Иногда они днями не получают никакой пищи".

"Большая тройка" (слева направо - Иосиф Сталин, Гарри Трумэн, Уинстон Черчилль) на Потсдамской конференции, июль 1945 года
"Большая тройка" (слева направо - Иосиф Сталин, Гарри Трумэн, Уинстон Черчилль) на Потсдамской конференции, июль 1945 года

Несмотря на капитуляцию, объявленную японским императором 15 августа 1945 года, Красная армия продолжала уничтожать эвакуирующихся, особенно на Южном Сахалине. Утром 20 августа советский десант высадился в японском порту Маока (ныне Холмск), где 18 тысяч японцев ждали эвакуации на Хоккайдо, и, согласно японским архивам, расстрелял около 1000 мирных жителей, попытавшихся спастись бегством в горы.

Через неделю после сдачи Японии, 22 августа, в Тоёхаре (ныне Южно-Сахалинск) советские бомбардировщики сбросили бомбы на собравшуюся на вокзале толпу беженцев, убив несколько сот человек. Это было сделано, несмотря на огромный белый флаг над зданием вокзала и большой белый тент с красным крестом, в районе которого находились беженцы. Одновременно четыре транспортных судна с беженцами, эвакуирующимися с Сахалина, были торпедированы советскими подводными лодками, а оказавшиеся в воде люди расстреляны с воздуха. В результате погибли 1708 беженцев.

Всего в ходе занятия Маньчжурии, Северной Кореи, Южного Сахалина и Курильских островов советские войска взяли в плен 640 105 военнослужащих японской армии, в том числе 609 448 японцев, 16 150 китайцев, 10 312 – корейцев, 3633 монгола, 486 маньчжур, 58 русских, 11 малайцев, 5 бурятов и 2 тунгуса. Из них 62 070 человек умерли в плену. (Kuznetsov S.I. The Situation of Japanese Prisoners of War in Soviet Camps (1945-1956). Trans. from Russian //The Journal of Slavic Military Studies, Vol.8, No.3 (September 1995). P. 620). Последний командующий Квантунской армией генерал армии Отодзо Ямада был обвинен в военных преступлениях, в том числе в руководстве деятельностью по подготовке бактериологической войны, и приговорен Военным трибуналом Приморского военного округа к 25 годам лишения свободы в исправительно-трудовом лагере. В 1956 году он был помилован и умер 9 лет спустя в Японии.

Вооружение, захваченное у Квантунской армии, было практически полностью передано коммунистической Народно-освободительной армии Китая, что позволяло до определенного момента маскировать советскую военную помощь китайским коммунистам. Трофейное японское вооружение помогло НОАК выстоять в начале гражданской войны 1946-1949 годов, когда наступали войска Гоминьдана. Победа в войне с Японией позволила СССР установить сферу влияния в Азии, включающую Китай и Северную Корею, а в дальнейшем – Северный Вьетнам.

Перспективы России

Россия – империя, громадная территория которой возникла в результате постоянных завоеваний. Успеху и масштабу этих завоеваний, начавшихся с расширения сравнительно небольшой Московии в конце 14-го века, способствовал распад Монгольской империи, экспансия на восток и юг, где завоевателям противостояли разрозненные и ослабленные междуусобными конфликтами государства и племенные сообщества.

В 1917 году начался первый этап распада Российской империи, которую большевики восстановили в форме Советского Союза. Второй случился в 1991 году. Путин, преследуя цель восстановить былой масштаб и мощь империи, неважно в какой форме, СССР или "Русского мира", на самом деле объективно действует в противоположном направлении. То есть способствует третьему и окончательному распаду Российской империи.

Советский Союз умер в том числе и из-за того что надорвался в гонке вооружений и политическом противостоянии более сильному и экономически эффективному противнику. Путинская Россия, обладая намного меньшими ресурсами по сравнению с СССР, движется тем же курсом.

Будучи наследницей СССР и имперского духа "исторической России" Россия путинская не может отказаться от экспансии как в форме информационных, так и обычных агрессивных войн. Мифологическое "обоснование" этих будущих войн Путин уже сделал в своих "исторических" статьях и выступлениях, в которых заявлено о "русских подарках", которые бывшие союзные республики не вернули при выходе из СССР.

В гибели Российской империи немаловажную роль сыграла Первая мировая война. Одной из причин гибели СССР стала война с Афганистаном. Путин ведет одновременно две войны: против Сирии и против Украины. Не за горами еще одна. Либо новое наступление в Украине, либо попытка проглотить Беларусь. Что станет спусковым крючком распада, предугадать сложно. Есть общая тенденция – империи в 21 веке не живут. Россия на несколько десятилетий подзадержалась во времени…

Расстрел за разговорчики в строю (Финская война глазами красноармейцев — часть 4)

Красноармеец 96-го стрелкового полка Константин Мартынюк:

«Завоевали Западную Украину и за освобождение получили собачью жизнь, а сейчас хотят нас с собачьей жизни послать в Финляндию, вот там-то мы навоюем, уже совсем подохнем…»

Потом добавил: «Ваша советская власть, кто же ее будет защищать, эту Советскую власть, сейчас намного хуже, чем было при Николае. При буржуазном строе жилось намного лучше солдатам и даже крестьянам, сейчас не служба в армии, а тюрьма. Мы освободили украинский народ и сделали не жизнь, а могилу, и сами получили за это освобождение собачью жизнь, а когда освободим Финляндию, то хуже собачьей жизни станет…». «Антисоветские высказывания МАРТЫНЮКА задокументированы, — информирует Михеев. — Особое отделение 87-ой стр[елковой] дивизии ставит вопрос перед военным прокурором о привлечении МАРТЫНЮКА к суду военного трибунала».

Не прекратились «разговорчики в строю» и после завершения финской кампании. Как сообщала 22 марта 1940 года сводка ОО ГУГБ НКВД, направленная Ворошилову и Мехлису, «среди отдельных военнослужащих имеются и нездоровые антисоветские высказывания». Красноармеец Довгаль заявил: «Хорошо, что война закончилась, в этой войне агрессором является Советский Союз, который проводил захватническую политику.

Людей у нас много, голова красноармейца стоит всего 30 копеек, вот поэтому нас и гнали сюда на убой».

Перевязка раненого в лагере. Фотоархи: РИА Новости

Киномеханик 108-го автобата 150-й стрелковой дивизии Гаврилов: «Наконец-то бросили воевать, ведь эту войну начал Советский Союз, а не Финляндия. Наше правительство сделало неправильно, начав войну, оно просчиталось». «Финский народ воюет с Красной Армией за свои права, за свою собственность, — это уже красноармеец 17-й мотострелковой дивизии Федотов, — а мы, когда шли против финнов, то отнимали их права». Красноармеец 241-го артполка Немиров и вовсе озвучил страшную крамолу: «Политика СССР такова: одной рукой подписывают договор, а другой рвут его, так получилось и с Финляндией». Вишенкой на торте — убийственная фраза из сводки Особого отдела НКВД 7-й армии от 16 марта 1940 года:

«После заключения мирного договора между СССР и Финляндией на отдельных участках фронта были отмечены факты братания»!

Документы НКВД наглядно и красноречиво подтверждают, что настроения те были вовсе не единичными и не случайными. По сути, осведомители особых отделов зафиксировали очень серьезные признаки растущего недовольства сталинской системой. Большая часть попавших под маховик карательной машины — мобилизованные колхозники далеко не юных возрастов, ранее уже отслужившие в армии. Именно те, кто на своей шкуре сполна вкусил все прелести коллективизации и индустриализации — с раскулачиванием, высылками, Голодомором, нагляделся на Большой террор, потеряв родных и близких. Именно эти выходцы из деревни чаще всего и резали правду-матку в кругу товарищей, почти неизбежно попадая в паутину доносчиков.

По официальным данным, за время войны с Финляндией только по статье 58-10 УК РСФСР к уголовной ответственности были привлечены 843 военнослужащих. Это — лишь официально, исключительно по этой статье и только во время боевых действий. Как полагает историк Кирилл Александров, в это число не вошли те, чьи дела были возбуждены до 13 марта 1940 года, но завершены уже после окончания войны. Также сюда не включены осужденные краснофлотцы, да и осужденных по другим подпунктам 58-й статьи — тоже «не посчитали».

По данным историка, за 105 дней войны за политические преступления было осуждено не менее 1,1 тысячи бойцов РККА, итоговая же цифра репрессированных лишь за «контрреволюционную агитацию» и прочую «контрреволюционную деятельность» может достигать 1,5 тысячи военнослужащих. Цифра для той поры очень весомая, красноречиво говорящая об отношении немалой части красноармейцев и к этой войне, и к сталинскому режиму. Чекистские сводки фиксируют, что крамольные «разговорчики в строю» — это, по словам Кирилла Александрова, неприятие режима вовсе «не прекращалось по мере изъятия из красноармейской среды «активного антисоветского элемента», выявленного органами НКВД». Значит, явление носило не случайный, а закономерный характер. Что, бесспорно, тоже аукнется через год — в 1941-м…

Расстрел за разговорчики в строю (Финская война глазами красноармейцев — в сводках НКВД: документы)

О советско-финской войне 1939—1940 годов поведано немало, но «за кадром» осталось, например, то, что в советских казенных документах именовалось «политико-моральное состояние личного состава». Или «политморсос» — такое сокращение тоже использовалось. Это обязательный пункт сводок, отчетов, рапортов, докладов и донесений о состоянии войск, обычно звучавший так: «Политико-моральное состояние частей высокое». Если «здоровое» — это как бы пожиже, «в основном удовлетворительное» — хуже, и совсем уж плохо обстояли дела, если ставился диагноз «политико-моральное состояние стало надломленным». После ритуальных здравиц о «политморсосе» обычно следовало самое интересное, обозначаемое обтекаемо-стандартными формулировками: «наряду с этим имеют место», «выявлены факты», «одновременно продолжают иметь место явления» — негативные, разумеется.

Так вот сводки и спецсообщения особых отделов НКВД периода финской кампании (лишь мизерная толика которых рассекречена) рисуют далеко не красочную картину «политморсоса» воюющей Красной армии.

Советско-финская война 1939-1940 гг. Собачья упряжка на передовой. Фотоархив: РИА Новости

Начальник Особого отдела НКВД Ленинградского военного округа (ЛВО) майор госбезопасности Алексей Сиднев в донесении от 1 декабря 1939 года сообщал, что уже 30 ноября — в первый день войны, в первом же бою — «во время наступления красноармеец 90-й стр. дивизии Михайлов, беспартийный, бросил винтовку и попытался перейти на сторону противника»! Невероятно: после мощной артподготовки, которая, казалось, смела все живое, Красная армия победно устремилась вперед, «и враг бежит, бежит, бежит», — красноармеец Михайлов собирается… перейти на сторону отступающего (!) противника. Разумеется, «Михайлов арестован. Дело следствием закончено (за день! В. В.) и направлено в военный трибунал». Бойцу еще повезло, за свою «попытку перехода к противнику» он получил «всего лишь» 10 лет лишения свободы. В то время как

два других красноармейца приговорены к расстрелу «за попытку организовать группу бойцов для сдачи в плен противнику» — и это тоже в первые часы войны! Невероятно.

Тогда же под трибунал пошел и красноармеец той же 90-й стрелковой дивизии Иванов, сказавший, что «Советскому Союзу финнов не победить»…

Уже с первых дней той войны документы особых отделов пестрят сообщениями об арестах красноармейцев за «контрреволюционную деятельность».

«Особым отделом НКВД 19-го стр. корпуса 24 декабря с. г. за контрреволюционную деятельность арестован командир отделения 1-го отдельного восстановительного желдорбатальона К. [...] Следствием контрреволюционная деятельность К. [...] подтверждена и последний 26 декабря с. г. военным трибуналом 19-го стр. корпуса приговорен к высшей мере наказания». «За проводимую контрреволюционную агитацию арестованы: красноармеец 123 сд Кузнецов, 1907 года рождения, красноармеец 24 кап (корпусного артиллерийского полка. В. В.) Пузыкин, 1901 года рождения»; «Особый Отдел НКВД 10-го стр. корпуса арестовал за проводимую контрреволюционную агитацию среди личного состава войсковых частей Евдокимова, красноармейца 679-го стр. полка 113-й стр. дивизии, Иванова той же дивизии, Хижняка 295-го артполка 138-й стр. дивизии»; «Особый Отдел НКВД 43-й стр. дивизии арестовал за контрреволюционную агитацию красноармейца 181-го стр. полка 43-й стр. дивизии Нурилова»; «Особый Отдел НКВД 7-й армии закончил процесс расследования в отношении красноармейца 70-й стр. дивизии Прохорова, как дезертира и проводившего контрреволюционную агитацию»; «За контрреволюционную агитацию осужден Плешков, 1910 года рождения…».

Что же это за такая страшная «контрреволюционная агитация», столь резкий всплеск которой фиксируют особисты? Да такая, например.

«Лекпом 189-го зенитного артполка 2-го корпуса ПВО Фомкин в группе медработников говорил: «Переход финляндской границы частями Красной Армии есть не что иное, как посылка нашим государством в Финляндию карательного отряда».

Генерал Терентий Фомич Штыков (в центре) рассматривает вооружение красноармейцев. Фотоархив: РИА Новости

Красноармеец Кичигин «в группе бойцов заявил: «Вероятнее всего, выстрелы на Карперешейке были не со стороны Финляндии, а с нашей, чтобы вызвать войну. Финляндия воевать не хочет, в войне виновато во всем наше правительство. Финляндия вынуждена проводить меры защиты, а наши стараются завоевать Финляндию».

80 лет оккупации коммунистами Прибалтики

99019
Просоветский митинг в Латвии. 1940 год

80-летие оккупации стран Балтии путинская Россия встречает без тени раскаяния, в реваншистском имперском угаре. В Думу внесен законопроект о реабилитации пакта Молотова - Риббентропа с его секретными протоколами. Вхождение Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР называют добровольным и законным.

14 июня 1940 года Советский Союз предъявил ультиматум Литве, а 16 июня - Латвии и Эстонии. Ссылаясь на якобы имевшие место провокации против расположенных в этих странах советских воинских контингентов, Москва потребовала разрешения на ввод неограниченных по численности контингентов советских войск на территорию стран Балтии и формирования новых, просоветских, правительств.

15 июня специальные отряды НКВД 15 июня напали на два латвийских пограничных поста, убили троих пограничников и двух гражданских и захватили в плен 10 пограничников и 27 гражданских лиц. Ультиматумы были приняты, поскольку после поражения Франции помощи жертвам агрессии ждать было неоткуда, и 15 июня советские войска были введены в Литву, а 17 июня - в Латвию и Эстонию. Только в Литве президент Антанас Сметона призвал отвергнуть ультиматум и оказать Красной Армии вооруженное сопротивление, но не был поддержан большинством членов правительства и вынужден был бежать в Германию.

Оккупация и аннексия стран Балтии в 1939-1940 годах наряду с войной против Финляндии - очевидные преступления Сталина. Тем не менее в России до сих пор не утихают споры по этому поводу, и немало историков и политиков воспроизводят советский тезис о "добровольности" присоединения Литвы, Латвии и Эстонии. Между тем оккупация и аннексия прибалтийских республик и по форме, и по сути ничем не отличается от аншлюса Австрии нацистской Германией в марте 1938 года, от оккупации Чехословакии и аннексии (в виде протектората Богемия и Моравия) Чехии Германией в марте 1939 года и германской оккупации и аннексии (в виде протектората) Дании в апреле 1940 года.

Аргументы тех, кто склонен оправдывать сталинскую политику, но не готов повторять ложь о "добровольном присоединении", обычно сводятся к тому, что оккупация стран Балтии была жизненно необходима для обеспечения безопасности СССР и вообще "тогда все так делали". К тому же одно дело, когда какую-либо страну оккупирует гитлеровский Рейх, и совсем другое дело - когда "хороший" Советский Союз. Российский МИД неоднократно заявлял о законности присоединения стран Балтии к СССР и продолжает настаивать, что "и ввод дополнительных частей Красной Армии, и присоединение прибалтийских государств к Советскому Союзу не вступали в противоречие с нормами действовавшего в то время международного права".

Тут надо заметить, что далеко не все страны тогда "так делали". Англию, Францию, да в определенной степени и США можно справедливо упрекнуть за "политику умиротворения" Гитлера. Однако сами эти государства в период действия "политики умиротворения" никаких оккупаций и аннексий не совершали. Вот гитлеровская Германия за это время оккупировала и аннексировала целый ряд территорий, так что МИД России, сам того не желая, ставит на одну доску нацистскую Германию и коммунистический Советский Союз, что, кстати сказать, полностью соответствует исторической истине.

99017
Советские войска входят в Ригу


Приводится еще один аргумент: поскольку СССР и страны Балтии не находились в состоянии войны, неправомерно говорить о советской оккупации этих стран. Однако существует такое понятие, как "мирная оккупация", которая происходит не в результате войны и военных действий, но все равно сопровождается угрозой применения силы, если требования об оккупации той или иной территории или страны будут отвергнуты. И в приговоре Международного военного трибунала над главными нацистскими военными преступниками в Нюрнберге от 1 октября 1946 года Чехословакия, Австрия и Дания точно так же признавались жертвами германской агрессии, как и Польша, Бельгия, Югославия и другие государства, на территории которых шли военные действия.

Советская оккупация и аннексия Литвы, Латвии и Эстонии отличается от советской же оккупации и аннексии Восточной Польши, Бессарабии и Северной Буковины только тем, что в последнем случае речь шла об аннексии только части территории государств, тогда как три государства Балтии Сталин проглотил целиком, что, разумеется, не делает сколько-нибудь законным захват Советским Союзом польских и румынских территорий. Но зато захват Литвы, Латвии и Эстонии СССР вообще ничем не отличается с точки зрения международного права от захвата нацистской Германией Австрии, Чехословакии и Дании. А если и есть отличия, то они скорее в пользу нацистов, так как последние, например, в Дании вплоть до августа 1943 года сохраняли власть того правительства, которое капитулировало перед ними в апреле 1940 года.

Что же касается тезиса об обеспечении безопасности СССР, то он тоже весьма сомнителен. В странах Балтии нацистской Германии симпатизировали ничуть не больше, чем Советскому Союзу. И если бы СССР гарантировал сохранение нейтралитета и независимости трех балтийских государств, вполне вероятным выглядел бы сценарий, в котором армии Литвы, Латвии и Эстонии сражались бы вместе с Красной Армией против вермахта.

Советская оккупация стран Балтии стала прямым следствием секретных протоколов к советско-германским договорам 1939 года - пакту Молотов - Риббентроп и Договору о дружбе и границе, причем как осенью 1939, так и летом 1940 года советские войска были введены в Литву, Латвию и Эстонию под угрозой применения силы. И неслучайно именно сейчас, накануне 80-летия советской оккупации стран Балтии, в Госдуму внесли законопроект, предлагающий признать недействительным постановление Совета народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года об осуждении подписания пакта Молотова - Риббентропа в 1939 году и секретных протоколов к нему.

Законопроект внесен более чем 40 историками, публицистами и общественными деятелями, правда, по большей части маргинальными. Один из них, доктор исторических наук Вячеслав Зимонин, например, утверждает: "Тогда несправедливо осудили этот пакт. Он был просто необходим в силу обстоятельств, которые сложились в мире. Советскому Союзу нужна была передышка и время для того, чтобы подготовиться к неизбежной агрессии со стороны Германии". Также, по его мнению, "страны Прибалтики добровольно вошли в состав Советского Союза на основе волеизъявления своих граждан. Никакой оккупации стран Прибалтики не было".

Почему-то в Литве, Латвии и Эстонии, да и в Евросоюзе в целом подавляющее большинство населения точку зрения российского историка не разделяет. Зато она практически не отличается от позиции МИДа России.

Борис Соколов, 15.06.2020

Как Сталин поставлял нефть союзнику Гитлера во время войны

11 декабря 1941 года Адольф Гитлер в знак солидарности с Японией объявил войну Соединённым Штатам Америки. Однако в Антигитлеровской коалиции аналогичного единства не было – Сталин не только не объявил Японии войну, но и в течение ещё трех лет снабжал союзника нацистов дефицитными энергоресурсами.

Нефтяная концессия на Сахалине

Ещё в 1925 году, нуждаясь в деньгах, Советский Союз подписал договор о нефтяной концессии с японской компанией «Кита Карафуто Секию Кабусики Кайся». Японцы получили право на разработку 8 нефтяных месторождений общей площадью 5252 га в северной части Сахалина. Добытую нефть грузили на танкеры в заливе Уркт и отправляли в Японию. Также была заключена концессия на уголь.

В 1936 году, когда захватнические цели Японии и её идеологическая близость к европейскому фашизму уже не были секретом для советского руководства, концессию продлили. В 1935-1937 годах на сахалинских месторождениях ежегодно добывалось около 200 тысяч тонн нефти. Не прекращалась совместная работа и во время боёв на Халхин-Голе в 1939 году.

С 1941 года отношения Японии и СССР, в т.ч. и экономические, определял Советско-японский пакт о нейтралитете. Этот договор позволил Советскому Союзу в самый тяжелый период Великой Отечественной войны избежать «удара в спину». Поэтому Сталину пришлось смириться с тем, что Токио отказался ликвидировать концессию в декабре 1941 года, как это было предусмотрено предыдущим соглашением.

«В годы Второй Мировой войны на Северном Сахалине сложилась парадоксальная, на первый взгляд, ситуация: в нём бок о бок работали советские и японские нефтяники под общим девизом «Всё для фронта. Всё для победы», — отмечает сахалинский исследователь Александр Челноков.

Поставки нефти с Сахалина имели большое значение для Страны Восходящего Солнца, так как при транспортировке «чёрного золота» с месторождений в Индонезии японские танкеры регулярно уничтожались английскими и американскими судами. По некоторым данным, половина всего топлива императорского флота имела сахалинское происхождение.

Конец концессии

Даже после нападения Японии на Америку СССР не решился в одночасье разорвать концессию – подобный шаг мог бы спровоцировать ответные агрессивные действия и даже войну.

«В сложной военно-политической обстановке Советский Союз с целью недопущения осложнений в отношениях с Японией не настаивал на ликвидации концессий, – пишет историк Александр Исаев. – В октябре 1941 г. японской стороне было даже продлено право на добычу и вывоз нефти до 1943 г. Именно экономическими уступками (нефть была жизненно необходима Японии) в СССР стремились избежать войны на востоке».

Вместе с тем, помня об угрозе японского вторжения, НКВД внимательно следил за советскими рабочими концессий, видя в них потенциальных шпионов и «пятую колонну». Отношения между японцами и русскими осложнились, нередко возникали конфликты. Например, японцы были недовольны ухудшением экономической ситуации в городе Оха.

«Не успели одного года повоевать, а уже развили нищету», — возмущались они.

После 1943 года, когда произошёл коренной перелом в Великой Отечественной войне, японцы стали более сговорчивыми. Им долго удавалось оттягивать решение вопроса, но в марте 1944 года прошли прямые переговоры об условиях ликвидации концессии. Стороны пришли к следующему соглашению: нефтяные и угольные предприятия северного Сахалина полностью отходили к Советскому Союзу. Взамен СССР согласился выплатить японцам 5 млн рублей. Кроме того, оговаривалось, что по окончании войны русские будут поставлять на Японские острова по 50 тысяч тонн нефти в течение 5 лет по коммерческим ценам. 5 июля 1944 года фрегат «Фукуэ» увёз с Северного Сахалина сотрудников японского консульства. В течение еще 2 месяцев японские конвои забирали оборудование и рабочих с концессии. При этом не обошлось без происшествий. 12 августа конвой, плывший вдоль восточного побережья Сахалина, атаковала в советских территориальных водах американская подлодка «Помпон». Сам СССР в войну на Тихом океане не вмешивался ещё в течение года.